Разведопрос: Александр Роджерс про цветные революции

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

28.07.17




Александр Роджерс в соцсетях:
Вконтакте
Фейсбук
Живой Журнал
Твиттер



Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Александр, добрый день.

Александр Роджерс. Добрый день.

Д.Ю. Представься, пожалуйста. Александр Роджерс, независимый экономист, политолог, эксперт широкого профиля.

Д.Ю. Регулярно читаю заметки. Отличные заметки.

Александр Роджерс. Спасибо.

Д.Ю. Спасибо. Хотелось бы задать вопрос. Вот у нас тут начались очередные подвижки в сторону, так называемой, революции. Это когда дети выбегают на улицы и начинают выражать недовольство, если это можно так назвать. Вот у тебя есть опыт наблюдения всего этого изнутри, у нас пока, слава Богу, нет, и не хотелось, чтобы был. Это что вообще такое, зачем дети выбегают на улицы?

Александр Роджерс. Ну, у меня, как бы, большой опыт потому, что я много лет был профессиональным революционером, скажем так. Левого толка, в отличие от этих. И изучал теорию и методику профессионально. То есть, начиная с Куртса Малопарта и заканчивая Эдвардом Люттваком, все теории Че Гевары, городская герилья Карлоса Маригеллы. Все, как оно и бывает. И американцы несколько десятилетий практикуют “цветные революции” по, в принципе, одним и тем же шаблонам, без учета местной специфики.

Д.Ю. Ну, оно же работает. Зачем специфику менять?

Александр Роджерс. Где-то работает, а где-то не работает. Потому, что, допустим, в Китае их попытку “майдана” в Гонконге разобрали за два дня буквально. Потому, что китайцы - люди системно мыслящие. Они изучили как американцы это делают и выработали комплекс мер. Убрали лидеров, перекрыли финансирование, лишили их мобильной связи. И без координаторов детки разбежались мгновенно. В Иране не получилось потому, что атака была против президента, а в Иране глава государства аятолла, он духовный лидер, он выше президента. То есть, атака на президента ничего им не давала. Не разобрались, не включили местную специфику, использовали стандартную методичку. Поэтому ничего не получилось.

Получается в тех странах, где местная власть должным образом не сопротивляется. Допустим, все говорят про Джина Шарпа, который в методичке. Но это только видимая часть, то, что делают “хомячки” на улицах. Есть еще Эдвард Люттвак, главный специалист по госпереворотам. Это закрытая часть, которой занимаются спецслужбы, которые, в общем-то, рецептуру и составляют. Я читал его книжку, отсканированную в PDF, на английском, снятую кем-то там с секретных материалов. Потому, что в открытом доступе я ее просто не нашел. И там говорится, что на сегодняшний день госпереворот практически невозможен без саботажа изнутри правящего класса. На Украине очень четко, был Левочкин, который подыгрывал постоянно митингующим. То есть, мешал разогнать. Не давали команду арестовать лидеров. Не перекрывали каналы финансирования. Даже когда спецслужбы, допустим, накрыли штаб БЮТ, где была переписка с американским посольством, все эти материалы не были пущены в дело, постоянный саботаж шел. Там, где такого саботажа нет, практически невозможно осуществить госпереворот.

Д.Ю. Но это же говорит о том, что спецслужбы перебежали на другую сторону и яростно ей подыгрывают?

Александр Роджерс. Естественно. Потому, что во времена Ющенко главой СБУ был Наливайченко, который в 2007 году, есть в открытом доступе видео, где он в нацистских лагерях, тренирует боевиков. И, извините, когда американский посол принимает выпуск академии СБУ... Американский посол знакомится и сразу, по ходу, вербует. Фактически превращается местная контрразведка, которая должна работать против шпионов, она превращается в филиал американской разведки. И за несколько лет результат был достигнут, она полностью стала работать на американцев. А когда пришел к власти Янукович в 2010 году, он ничего не сделал, чтобы это изменить. Ющенко занимался пчелами, этот пеньками, но не управлением государством, по большому счету.

Д.Ю. А что же советует гражданин Люттвак, что в этом PDF полезного?

Александр Роджерс. Там много полезного. Там, допустим, есть о захвате государственных зданий, как производить. Вот есть, допустим, команда на выдвижение войска на подавление, как блокировать на выезде. Я сейчас читаю книжку, по-моему, называется “Вирус А”, про переворот в Афганистане. Когда Амин еще свергал предыдущего правителя, там офицеры-саботажники, которые не давали верным частям выезжать и подавлять восстание. Оно все происходит потому, что чаще всего большинство войск верны правительству. Соответственно, задача саботажников добиться того, чтобы верные войска просто не успели до ключевого момента. Тут расчет времени на часы, когда, кто успеет. А потом поставить перед фактом: “Все, ребята, вы проиграли”. Изучая эту методологию можно делать красивые вещи. Например, во время попытки Навального осуществлять какие-то митинги, он мгновенно оказывается в автозаке. С утра уже. Приходит и сразу вот.... Ну, а без лидеров восстание... Ну, пришли, ну, постояли.

Д.Ю. Никто ничего зажигательного не крикнет, на Кремль не пойдет.

Александр Роджерс. Ну, то есть, если они начнут что-то делать, это будет, во-первых, не по плану, это будет спонтанная провокация, которую будет легко разрушить. Потому, что опасна только системная работа.

Д.Ю. А какова цель вообще? Отставив в сторону Украину. Вот Россия. Какова цель? Я вот когда вопросы задаю: “Ну, хорошо, все у нас наверху плохие. Вся верхушка, она отвратительная. Вы хотите ее убрать. Вот уберете. Произойдет государственный переворот, который вы по какому-то недоразумению называете революцией. Вот ваш государственный переворот, а кто вместо них?” Следует ответ: “Россия большая, 140 миллионов, кто-нибудь найдется”. А в чем смысл вообще? Совершенно очевидно, что у вас нет готового человека, встать на пост руководителя, нет программы, четких планов. Вообще ничего нет. Вы просто хотите устроить государственный переворот. В чем суть, зачем это?

Александр Роджерс. Если подходить системно, я тоже писал ряд статей в свое время об этом... Если вы хотите системно производить революционные изменения, настоящие революционные изменения, мало того, что вам нужен лидер, вам нужна программа реформ по каждой отрасли. То есть, революция - это коренное изменение общественно-экономических отношений в обществе. Коренное. Не просто там сменить персонажей. Соответственно вам нужны программные реформы по каждой отрасли. Соответственно, вам нужны управленцы, которые это будут осуществлять. Соответственно, вам нужны кадры, по каждому региону, по каждому ведомству, по каждому крупному производству. Которые будут стоять и управлять, которые знают теорию и методику, как все это делать. И еще дополнительно люди, которые будут контролировать этих. На Россию нужно минимум 15 тысяч человек специалистов. Кадровый резерв. Это не считая того, что часть из них может оказаться некомпетентной, часть из них может погибнуть в ходе боевых действий. Реально нужно больше, но минимум это 15 тысяч человек.

Вот большевики, они создавали марксистские кружки, где готовили кадры. Эти люди потом, мы можем историю посмотреть, одинаково хорошо управляли и кавалерийским полком, и колхозом, и заводом. Чем угодно потому, что они были профессиональными управленцами. Профессиональному управленцу, по современной теории, ему все равно, чем управлять. Он берет и раскладывает, как кибернетический процесс, на квадратики и стрелочки. Он знает, что здесь на входе, что на выходе, каждый квадратик разбивает на мелкие задачи. И на Западе то же самое, там теми же больницами управляют не главврачи, а профессиональные менеджеры-управленцы. Потому, что мне точно также, мне все равно, я занимался и торговой деятельностью, и производством, и управлял коллективом творческим, который создавал определенный контент. Абсолютно никакой разницы с точки зрения технологии производства.

Но никто не занимается подобной кадровой политикой. Навальный, он один. Максимум, что они делают, привлекают волонтеров, создают какие-то штабы. Но тренингом, партийным строительством, как таковым, они не занимаются. То есть, если вы хотите управлять большой страной, вам нужен инструмент. Партия, это классический инструмент управления государством. А тут чисто “майданная” штука, нет даже общей идеологии. Они пытаются объединить белых, красных, либералов, националистов.

Д.Ю. Ну, там так и было на этой Болотной. Здесь у нас либералы, тут у нас коммунисты, а здесь гомосеки, и все вместе единым строем мы куда-то идем. Притом, что все друг друга на дух не переваривают.

Александр Роджерс. На Украине точно также было. Там националисты, либералы-западники, различные меньшинства, маргинальные группировки. Единственное, там левых били со старта в общем-то. И когда говоришь: “Ребята, а кто у вас будет министром таким-то? Какая у вас будет программа?” – “Главное победить, а потом разберемся”. Разобрались, что получили Порошенко, у которого рейтинг был меньше четырех процентов. На мой взгляд, это чисто фальсифицированные выборы.

Д.Ю. Ну, если просто учесть, что там не участвовало население Крыма, Донбасса. Как-то вообще непонятно.

Александр Роджерс. Да, как минимум, девять миллионов населения не участвовало и плюс к этому множественные факты нарушения. Когда в девять утра уже по пятьсот листов пачки заполненных бюллетеней за Порошенко вброшены. У меня фотографий целый альбом есть, лежит на компе, я его выкладывал в свое время, просто уже лень доказывать что-то. Это стандартная технология согнать тех, кто чем-то недоволен, независимо от убеждений. Мы видим, что есть в России ряд групп, не только “хомячки” Навального, но и белогвардейские, националистические группировки. Вот теоретически не представляю, как может, допустим, националист Мальцев с либералом из “ПАРНАС” общается, но нормально, у них все хорошо. У них нет идеологических разногласий.

Д.Ю. Это чистая правда. Перефразируя известную присказку: “Поскреби любого нашего либерала и найдешь там фашиста”. То есть, наши либералы, разоблачая какие-то псевдоужасы большевизма, которые на самом деле представляют собой ужасы, которые сопровождают любую революцию и коренные переломы общественных отношений, они сами при этом хотят ужасов ничуть не меньших, а, скорее всего, больших. Потому, что они-то как раз настоящие бессердечные твари. “Там каких-то людей большевики поубивали, это очень плохо потому, что ради большевистских идей. А у нас-то идеи светлые, чудесные. Ради них не только можно, но и нужно вас всех пустить под нож”. Если позволить высказаться какой-нибудь нобелевской лауреатке Алексиевич, которая: “Да, я понимаю этих людей”. Ты знаешь, так и Чикатило можно понять. Всех можно понять: фашистов, нацистов.

Александр Роджерс. Ну, они, в общем-то, не скрываются. Националист Просвирнин прямым текстом говорит, что 85 процентов населения России неправильные, их надо уничтожать. Он хочет мыться человеческим мылом. Эти цитаты есть в открытом доступе. И точно так же говорят либералы. Они говорят, что 85 процентов населения неправильные, их нужно лишить прав, репрессировать и так далее. То есть, либеро-фашисты, это как единая идеология. Между собой прекрасно находят общий язык. В чем здесь любовь к родине или любовь к русскому народу, я не вижу. Если 85 процентов неправильные, то это не любовь, как бы.

Д.Ю. Очевидно, они хотят им добра, я так думаю.

Александр Роджерс. Классическое определение безусловной любви, это вы любите даже со всеми недостатками, принимаете такими, какие они есть. Есть у меня определенный перфекционизм. Мне бы хотелось, чтобы люди стремились больше к саморазвитию, постоянно учились чему-то, непрерывно развивались. Потому, что мозг, как мышцы, если его не тренировать, он атрофируется. И это очень четко видно. Всемирная организация здравоохранения сейчас одной из главных угроз человечеству считает “сенильную деменцию”. Потому, что она очень сильно прогрессирует. Продолжительность жизни увеличивается, старческий маразм просто косит ряды. Огромное количество людей, которые разучиваются мыслить к определенному возрасту. Вот мне хотелось бы, чтобы люди непрерывно учились. Но я вижу, что таких, к сожалению, не очень много. Что мне, сейчас всех начинать ненавидеть? Нет, приходится принимать их такими, какие они есть.

Д.Ю. Ох, не либерал ты, Александр. А вот возвращаясь чуть-чуть назад. Ты сказал, что для России надо 15 тысяч подготовленных специалистов. Для того, чтобы возглавить, направить, улучшить. А на Украине, как произошло? Вот государственный переворот. А там были на низком старте какие-то силы, которые действительно что-то начали улучшать, делать?

Александр Роджерс. Нет, не было никаких таких сил. Определенное количество “грантоедов” было, которые начали выполнять определенные задачи по псевдоборьбе с коррупцией. Но, на самом деле, уже два поколения этих “борцов” с коррупцией за три года почти полностью пересадили после этого. Эти знаменитые борцы с коррупцией... Лещенко купил себе дом за 300 тысяч долларов и так далее. Очень странные борцы с коррупцией, которые сами, наверное, коррупционируются. В принципе диалектика, все нормально. По большому счету наоборот, произошло вытеснение всех толковых специалистов. Потому, что люди, которые, допустим, читали документы о евроассоциации, действительно читали, я, Лещенко, ряд других экономистов, экспертов, они все говорили, что нельзя такое подписывать. Губительно для экономики. Все эти люди после прихода этой власти были, наверное, вытеснены, репрессированы, кого-то убили, кто-то уехал. Любой здравомыслящий специалист, он инакомыслящий к этой власти потому, что то, что они делают, ни на один глобус не натянешь просто-напросто. Чистое разрушение, “назло москалям отморожу уши”. Любой экономист просто в ужасе. Приходят кадры, абсолютно дегенеративные, не имеющие никакого профильного образования. Тот же Яценюк, он по образованию юрист, учился в каком-то там Ивано-Франковском университете, на заочном. Как специалист, он никакой. Он несет откровенную ахинею. Если его послушать, мальчик, где ты это вычитал? Он противоречит не то, что марксисткой идеологии. Он даже западному “Экономикс” противоречит, рыночным каким-то...

Д.Ю. Я думаю, он не противоречит, а просто не понимает.

Александр Роджерс. Он озвучивает какие-то догмы, которые нужны для продвижения чьих-то интересов. То есть, он сугубо марионеточный персонаж. Я изучал опыт многих стран, мои польские знакомые рассказывают, что когда происходила, так называемая, декоммунизация Польши в конце 1980-х годов, то по Варшаве бегали люди из американского посольства, которые искали людей для нового правительства, чтобы они осуществляли, так называемые, рыночные реформы по уничтожению промышленности. Люди, которые хорошие специалисты, они отказывались потому, что у них есть совесть, у них есть понимание. Правительство, которое в Польше было сформировано в том время, тоже было состоящим из подонков, которые никуда не годились в общем. Негодяи, можно так сказать, во всех смыслах. Тут точно также. Пришлось работать с абсолютно маргинальным материалом человеческим, который не состоятелен как управленец, не состоятелен как человек. Семенченко, Парасюки какие-то там, Гаврилюки... Абсолютно деградантный материал потому, что нормальный человек свою родину за печеньки не продаст.

Д.Ю. Тут вот интересно, ты упомянул, что всех представителей левых сразу били и гоняли. А вот Украина, оставшаяся как некий сектор Советского Союза, обломок, так скажем, это благополучнейшая республика была. Вот из личных наблюдений, по молодости, хочешь поехать отдохнуть в Крым, садишься в паровоз у нас в Питере и едешь. И вот мимо тебя Ленинградская область, Новгородская губерния, это все примерно одинаковое, избы все деревянные. Они все черные, страшные, поскольку почвы у нас здесь специфические, все вот такие, как подбитые корабли. Крыши дранкой вообще, то есть, деревяшками тоже покрытые. Красиво, когда там Кижи показывают, деревянные церкви. Но жить там не очень, я тебя уверяю. Едешь дальше к югу, радикально все преображается. И когда заезжаешь на Украину, добротные кирпичные дома, железные крыши, что по тем временам, просто сверхдоходы надо было иметь. В каждом мотоцикл с коляской минимум. Скорее всего, автомобиль. Полное благорастворение. Великолепная экономика, самая могучая военная группировка, до зубов просто. Потому, что это запад страны. Там все было как следует. Вот это вам оставили большевики. Досталось от них, от этой абсолютно “неэффективной” экономической системы, которая каким-то образом ухитрилась перемолоть самую продвинутую экономику Европы. Вот, получили в наследство. И что из этого вышло? Вот эти “гении рыночной экономики”, что они там сделали? Где-то Украина вырвалась на передовые позиции? Россия, например, нет.

Александр Роджерс. Украина тоже нет. Потому, что люди, которых приводили к власти на Украине, целенаправленно ставились, чтобы ее разворовывать. Задача была уничтожение промышленности. Задача была уничтожение конкурента для иностранцев. Вы понимаете, это люди, которые, вроде как, рыночники, которые говорят о конкуренции и совершенно “забывают” о конкуренции между странами. Страны тоже конкурируют. Вот, допустим, немцы поддерживают своего производителя, англичане поддерживают своего производителя. И немцам с англичанами производитель на Украине абсолютно не нужен. Никакой. Потому, что он для них потенциально...

Д.Ю. Ну, кратко, для тупых. Если на Украине есть сталелитейное производство, которое с чем-то там конкурирует, то если его закрыть...

Александр Роджерс. Цены вырастут.

Д.Ю. Без раздумий вообще закрыть. И ниши эти займут производства английские, немецкие, французские, то им-то это только хорошо.

Александр Роджерс. Они захватят рынки, они повысят обороты, они смогут создать картельный сговор и повысить цены. То есть, любого конкурента с другой стороны уничтожить и тебе будет прекрасно. И тот же самый Порошенко. На чем он делал свой первоначальный капитал?

Д.Ю. Это, извиняюсь, перебью, как у нас: “Все авиационное производство давайте закроем в России. Потому, что самолеты Ту-154, они плохие. А вместо этого будем покупать Boeing и Airbus”. Это как в автомобильной промышленности говорят, что одно рабочее место в Тольятти на АВТОВАЗе обеспечивает семь рабочих мест вокруг него. Где там делают ремни, генераторы, краску. Все работают на автомобильную промышленность. То есть, одно производство автомобильное, оно обеспечивает семь других. Люди при деньгах, вроде как. Налоги платят. А теперь давайте мы все это закроем. Автомобильную промышленность и авиационную.

Александр Роджерс. И кораблестроение.

Д.Ю. И Airbus вспухнет сразу потому, что самолеты нам все равно нужны. Boeing обрадуется. Всем хорошо. Всем, кроме нас. И кроме Украины, по всей видимости.

Александр Роджерс. Ну, так во всем. Порошенко свой первоначальный капитал.... Вот сейчас об этом никто не вспоминает. Его первоначальный капитал формировался, каким образом? Он скупал сахарные заводы в Винницкой и Хмельницкой областях и пилил их на металлолом. Пользуясь тем, что он был приближенным к Кучме, он скупал их, условно говоря, за пять процентов от их реальной стоимости. Никаких тендеров и всего прочего не было. Просто купил, попилил на металл, продал, за эти деньги купил еще два, тоже распилил. В результате две области были чуть ли не мировыми лидерами по производству сахара, убито более 15 сахарных заводов, убито сельскохозяйственное производство в двух областях. Но зато он купил советские кондитерские фабрики. То есть, Винницкая кондитерская фабрика, он же ее не построил с нуля, он ее купил уже готовую. И никакой особой модернизации там не проводил. И там очень плохие условия труда, там люди стоят по 12 часов у конвейера и получают мизерную зарплату. Благодетель вот такой. Зато он построил там цветомузыкальный фонтан. Для рабов, чтобы радовались.

Д.Ю. Отскакивая чуть в сторону. А вот он лишил труда, заработка людей, которые выращивали свеклу, по всей видимости, да? Из нее же сахар добывают. Вот колхозы никому не нужные, вот земля никому не нужная. А люди, проживающие на Украине... То есть, я нутром-то понимаю, что от голода теперь никто не умирает, тем более на Украине. У всех участочек какой-то. Кабанчик в наличие, не в наличие, но все растет, родители в деревне, с голоду ты не помрешь. Они вообще ничем не возмущаются?

Александр Роджерс. Нет, не совсем. Во-первых, за три года ВВП Украины упал в 2 раза. То есть, валовой внутренний продукт на 2013 год был 177 миллиардов долларов. На 2016-й, 74 миллиарда, если не ошибаюсь. То есть, более, чем в два раза. Но при этом происходят моменты, которые некоторые не учитывают, население сильно сократилось тоже при этом. С сорока... Если минус Крым, то сорок два, значит, еще минус Донбасс, и еще десять-двенадцать миллионов уехало на заработки в другие страны. До последнего времени, те несколько миллионов, которые в России, посылали деньги на Украину. Примерно 6-8 миллиардов долларов посылали переводов. Но при этом что происходит, семьи разбиты, кто-то один живет на Украине, кто-то живет за границей. Многие вывозят свои семьи вообще за границу, там остаются.

Происходит бешенная депопуляция. Население сокращается. Даже те, которые остаются, детей не заводят потому, что, во-первых, нищенское существование. Выжить-то можно, но есть термин “расширенное воспроизводство”. То есть, когда ты можешь содержать еще и детей. Когда ты живешь на уровне выживания, мы воспроизводиться не можешь. На детей уже не хватает. Если ты живешь огородами, вряд ли у тебя есть время, чтобы памперсы купить, и детский садик, и школа, и так далее, и университетское образование. Даже если у тебя там ребенок будет, скорее всего, он будет каким-то гопником. Плюс к этому сейчас нет вакцин. Украина вошла в восемь самых плохих стран по вакцинации. Последние данные Всемирной организации здравоохранения. Я на днях общался с доктором из Брянской области, у них сейчас там беженцы, переселенцы с Украины, он говорит: “Мы изучаем их как живые экспонаты. У них такие заболевания, о которых мы уже 30 – 40 лет не слышали”. Коклюш, оспа и так далее.

Д.Ю. Оспу, говорят, уничтожили всю. Говорят, можно отличить, у нас-то у всех есть эти прививки, а их больше не делают.

Александр Роджерс. Ботулизм у них там. За последний год свыше 70 случаев смертности только от ботулизма.

Д.Ю. Это как в Средней Азии, там тоже благорастворение наступило и тиф, чума.

Александр Роджерс. Сокращение расходов на медицину, оптимизация больниц, так называемая, когда одна больница на несколько районов. Получается что? Структура населения меняется. Кадры неквалифицированные, но физически крепкие едут в Польшу на заработки, в сельское хозяйство. Кадры квалифицированные едут в Россию на кораблестроение, авиастроение, во многие отрасли. В результате на Украине остаются одни пенсионеры. То есть, из примерно 28 миллионов населения, которое сейчас там осталось, 12 с лишним миллионов, это пенсионеры. И определенное количество молодых людей, которые профессиональные майданщики, которые нигде не работают.

Д.Ю. Ну, этим незачем.

Александр Роджерс. Да, они любят родину. В советское время троллили партийных функционеров, что “мы не сеем, не пашем, не строим, мы гордимся общественным строем”. Эти тоже, они профессионально гордятся Украиной и требуют себе за это преференций. И их выступления, как раз, что: “Дайте нам преференций”. То есть, по праву рождения. То есть: “Мы украинцы - нам положено”. И получается, для того, чтобы создавать там какое-то производство, просто нет квалифицированных кадров. То, что Порошенко ездит, открыл там несколько производств по 200 – 300 человек, они там что делают? Вьют жгуты из проводов для каких-то производств западных. Абсолютно неквалифицированный труд, низкооплачиваемый, тяжелый, конвейерный, в плохих условиях, там высокая заболеваемость, текучка бешенная и очень низкие зарплаты. А квалифицированных кадров практически нет, вымываются. Айтишники уезжают в ту же Белоруссию потому, что Лукашенко создал для айтишников очень хорошие условия. Или в Россию уезжают тоже. И получается, что квалифицированных кадров просто нет. Нас пытаются критиковать, что мы, мол, говорили, что Украина развалится. Но мы же не говорили, что она развалится за месяц. Мы говорили, что процесс деградации происходит. ВВП упал, население падает, первое место в мире по темпам депопулизации. Это хуже, чем в каком-нибудь Конго, где девять лет идет война. То есть, вымирание бешеными темпами происходит. Бешеное старение. При этом они пытаются поднять пенсионный возраст, МВФ им рекомендует поднять пенсионный возраст, но при этом мужское население до пенсии больше половины не доживает. То есть, если поднять, вообще никто не будет доживать до пенсии. То есть, вот такая ситуация.

Д.Ю. Вот я, честно говоря, понять даже не могу. Вроде как обычно на людей смотришь и подсознательно ты же никого не считаешь дурнее себя. Есть люди образованнее, есть умнее. Неужели последствия происходящего, неужели они не очевидны? Этим детям, которые бесновались на майдане. Неужели вы не понимаете, что будет? Там же студенты на майдане бесновались? Студент, все-таки хорошо отучился в школе, поступил в ВУЗ. И на то, и на другое ума хватило и знаний. Ну, вот ты пошел прыгать, попрыгал, хорошо. Кого ты к власти привел? Вот там какие-то “проклятые коррупционеры”. Вот вместо Януковича, ты привел Порошенко, которого я не знаю, как квалифицировать надо. Ты же вроде умный, образованный, зачем ты это делал?

Александр Роджерс. На самом деле была социология по составу участников “Евромайдана”. Там две трети были безработные сельские жители западных регионов. То есть, про два высших образования...

Д.Ю. Тут следует определиться, я там не был вообще. Я, как все местные жители, смотрел телевизор, а телевизор показывал студентов. Они же там пострадали.

Александр Роджерс. Так собственно студентов среди пострадавших не было, самый младший был 32, по-моему, года.

Д.Ю. Неплохо.

Александр Роджерс. Да. Там же, если смотреть, в том числе, милицейскую хронику, было как? Там была группа митингующих, их было меньше 300 человек на тот момент, этих “евроинтеграторов”. И определенная группа митингующих за несколько часов до этого “побиття”, так называемого, все лидеры снялись дружно. Убрали аппаратуру потому, что дорогая. Там же еще был фальстарт на телевидении, когда начинают орать, что “бьют людей”, прямое включение, а там все спокойно. Потому, что не рассчитали по времени, не согласовали. Методичку получили, начали паниковать, а по времени не совпало. Перед самым этим конфликтом появилась группа боевиков, да, действительно малолетних боевиков, которые в сотрудников “Беркута”, осуществлявших просто-напросто охрану установки елки новогодней, они начали в них кидать файеры, камни, горящее бревно там даже было. То есть, фактически попытка физического уничтожения сотрудников милиции при исполнении. Любой имеет право применять необходимые средства. Соответственно это все вырезали и для медиа дали картинку. Хотя на самом деле среди пострадавших самому младшему было 32 года. Малолетние провокаторы, они покидали и смылись. И “Беркут” пошел...

Д.Ю. А эти ничего не бросали, они считали, что им ничего не будет. Ну, очевидно.

Александр Роджерс. Возможно, и они тоже принимали в этом участие. Отсортировать кто из них, что делал тяжело. Сам факт, что была провокация, на которую сотрудники милиции отреагировали, ничего такого там не было. Просто-напросто все медиа, контролируемые олигархами, я давал таблицу, какие медиа выступали на стороне майданщиков и кому они принадлежат. То есть, это Коломойский, это Порошенко тот же самый, это Левочкин с Фирташем. И масса ведомая вышла на протест потому, что сказали выйти. Такая ведомая масса. Говорят ненавидеть русских, будут ненавидеть. Скажут любить русских, будут любить. Социологи прекрасно знают, что социум делится на четыре типа личностей. Два–четыре процента, это собственно личности. Шесть–восемь процентов, это индивидуумы. Двадцать процентов, плюс-минус чуть-чуть, это тоже такое промежуточное. И где-то шестьдесят–семьдесят процентов популяции, это особи, так называемые. Их так и называют “особи”. Потому. что как личности они несостоявшиеся. Обыватели, условно говоря. Они абсолютно ведомые, они смотрят телевизор и их, так называемое, мнение, “мое мнение”, оно формируется средствами массовой информации. То есть, Геббельс говорил, что: “Если тысячу раз повторить ложь, она станет правдой”. Правда есть нюансы, что от этого тоже устают на самом деле.

И есть другая поговорка: “Можно очень долго обманывать одного человека. Можно недолго обманывать многих. Но нельзя бесконечно обманывать всех”. Вот мы видим, что сейчас на Украине после пика русофобии, социологические опросы показывают, что спад произошел. И на сегодняшний день к России большинство населения относится уже хорошо. Не смотря на, так называемую, “агрессию” и все прочее. Большинство уже просто не воспринимает эту...

Д.Ю. Перестарались.

Александр Роджерс. Да. То есть, можно нагнать истерию, но истерия это ресурсно-затратное состояние. То есть, в ней постоянно человек пребывать не может, он устает. Впадает в депрессию и так далее, а из депрессии у него уже другие выходы. В общем, это уже чистая психология. Депрессия, апатия, разные другие состояния наступают, в которых он уже не восприимчив к этому, он озабочен уже другими вещами. В ряде регионов Украины зарплата в районе двух тысяч гривен на сегодняшний день.

Д.Ю. Это сколько в долларах США?

Александр Роджерс. Ну, 80 примерно. Сейчас абсолютная норма бедности в ООН, это два с половиной доллара в день. То есть, 75 долларов в месяц, это уровень нищеты. А у пенсионеров... Примерно 800 тысяч человек пенсионеров на Украине получают 900 гривен, то есть, ниже минимальной даже получают. Как это можно ниже законодательно определенного, я не знаю. Но вот факт. То есть, 900 гривен, это меньше 40 долларов. И еще несколько миллионов получают минимальную, это 1300 гривен. Все равно ниже нищеты. И уровень зарплаты у многих людей две-три тысячи, то есть, 80-120 долларов, из которых две тысячи нужно отдать за коммунальные платежи. Две трети зарплаты уходит на коммуналку.

Д.Ю. То есть, это вместо обещанных пенсий по пять тысяч евро, зарплат по десять тысяч евро. Оказалось, что 100 баксов в месяц, это неплохо еще.

Александр Роджерс. В общем-то, их же экономисты предупреждали. Приезжал Глазьев тот же самый, говорил: “Ребята, будет падение”. Все раскладывал по науке. Просто проблема Сергея Юрьевича, что он разговаривает как с академиками с людьми. То есть, он считает, что все люди обладают определенным уровнем экономических знаний. Я стараюсь на обывательском языке разговаривать. Аргументы Глазьева великолепны, но не всегда понятны. А с другой стороны выступали те, кто снимали красивые ролики про то, что “вы будете ездить работать и учиться в Европу, получать по 5 тысяч евро”. И так далее. Красивая картинка против какого-то скучного человека, который говорит непонятно. И красивая картинка, к сожалению, победила.

Д.Ю. А вот вопрос, кстати, меня очень сильно тревожит. Вот мы живем в городе Санкт-Петербурге, от нас до Финляндии, где Евросоюз, ну, 120 километров, грубо говоря. Садишься в машину и в обед ты уже скачешь по Хельсинки. Скажу тебе, как непосредственный участник данного действа. Виза стоила, когда туда активно ездил, 35 евро. То есть, я иду в консульство, сдаю документы, плачу 35 евро, сейчас вроде дороже стало, ну, и мне дают эту самую визу. После чего я сажусь в автомобиль, жгу керосин, за который я плачу, мчусь в Финляндию. Рекомендуется перед границей финской заправиться, как следует. Потому, что там керосин сильно дороже, чем у нас. И заправляться на территории Финляндии не желает никто. Вот ты туда приехал. Там есть некоторые бонусы, например, в России страшно распространена подделка любых продуктов. Правда говорят, что подделывают в Польше, а наши скупают и тут продают. Например, кофе растворимый в Финляндии гораздо лучше, вкуснее. Или жидкость “Fairy”, которой посуду моют, она сильно гуще, пена от нее, как из бешеной собаки. Такие вещи. Но пойдешь в лабаз, любой абсолютно, там все очень сильно дороже, чем у нас. Возможно, оно сильно качественнее, но оно сильно дороже. Такого, чтобы там остаться и начать зарабатывать деньги, я такого вокруг себя вообще никогда не встречал. В Финляндии масса рек, озер, там живут хорошие, вкусные рыбы. Их ловят, солят, коптят. И ближе к российской границе масса мелких лавок, где тебе эту рыбу продают. Первое, оно же главное, там везде можно было расплачиваться рублями, до начала санкций. И там кругом не просто русскоговорящие, а русские продавцы. Других русских в Финляндии, которые там работы выполняют, возглавляют “Nokia”, я там никогда не видел.

Александр Роджерс. “Nokia” в Финляндии уже нет.

Д.Ю. Да. Ну, я про уровень, так сказать. К чему говорю, я туда приезжаю как турист, соблюдаю некие административные запросы, визу получаю, еще чего-то. Ну, приехал, ну, походил. Город Хельсинки, при всем уважении к финнам, это некий закос под город Санкт-Петербург. Маленький, небольшой город. Чистый, аккуратный, ухоженный. Ну, походил, посмотрел. Ну, вернулся обратно с пачкой кофе и бутылкой “Fairy”. Лично мне, как и огромному количеству сограждан, это ничего не дает вообще. Туда ездят, как туристы: съездил, вернулся. Теперь вопрос. Зачем этот “безвиз” вообще нужен? Что он рядовому гражданину даст, если это не рабочая виза, если у тебя нет специальности, если ты не можешь оттуда деньги возить вот такими “котлетами”? В чем смысл, чем это людей так соблазняет?

Александр Роджерс. Ничего на самом деле не дает. Они же их обманывали, по сути, потому, что говорили, что можно будет учиться и работать. Но это туристический “безвиз”. Поэтому, это чистой воды обман.

Д.Ю. То есть, учиться тоже нельзя?

Александр Роджерс. Учиться нельзя, конечно. Для учебы нужно специальная виза, отдельная.

Д.Ю. Поэтому только в венскую оперу.

Александр Роджерс. Ну, что-то типа. При этом как минимум 85 процентов населения Украины, оно по своему уровню дохода не может поехать даже в соседнюю область. Многие из своих городов вообще не выезжают никуда.

Д.Ю. Кстати, извини, поделюсь наблюдением, языками некоторым образом занимаюсь. В детстве читал книжку про бравого солдата Швейка. Там есть такой эпизод, как везут в Австро-Венгерскую армию призывников из Баварии. Они там поют песню. А ниже поясняется, что они по-немецки не понимают, их надо сначала учить немецкому языку, а потом они начинают команды фельдфебеля хотя бы различать. Прошло немного времени, пал железный занавес, поехали за границу. Вот чудесная страна Италия, где венецианцы не понимают, как говорят в Риме. И сицилийцы не понимают, как говорят в Риме. И венецианцы не понимают сицилийцев, а сицилийцы венецианцев. И это всегда преподносится, как такая фишка национальная, здесь такой диалект, а здесь такой диалект. С моей точки зрения, и не только с моей, это говорит ровно об одном, что у вас тут вообще никто никуда не ездит. Вы тут варитесь в своем замкнутом сообществе, нам рассказываете про какую-то немыслимую свободу, а на самом деле никаких перемещений нет. Именно поэтому язык здесь застыл, пока телевизор не появился, там вообще никто никого не понимал. А почему такое происходит? А потому, что денег нет, куда-то ездить.

Александр Роджерс. Денег нет, в Испании точно также. И на Западной Украине точно также. Там есть в Закарпатье регион, они говорят на таком диалекте, что их больше никто не понимает кроме них самих. И та же самая “львовская гвара”, так называемая, это говор который ничего общего с литературным украинским языком, полтавского образца, так называемого, не имеет. А в Закарпатье, там дикая помесь мадьярского, чешского, польского. Там целые районы, где найти человека, говорящего на украинском языке просто невозможно. Реально невозможно.

Д.Ю. Я вот за себя скажу, я родился в городе Кировограде, в школе украинский язык учил. Со сверстниками общался на, так называемом, “суржике”. То есть, людям русским масса слов не понятных, нам понятных. Но, в общем и целом, мне всегда было понятно, когда украинцы говорят. Сейчас, когда включаешь телевизор, я вообще ничего понять не могу. То есть, они чего-то там наизобретали, намешали слов каких-то новых напридумывали. Лишь бы не имело ничего общего с русскими.

Александр Роджерс. Я в свое время учился в русской школе. При этом у нас украинский язык был со второго класса. Это в “тоталитарном совке”, который “угнетал”.

Д.Ю. Немецкий и английский с пятого, украинский со второго.

Александр Роджерс. У нас с четвертого был. И еще в Советское время, “тоталитарное и страшное”, был телеканал “УТ 1”, который с утра до вечера вещал исключительно на украинском языке. Там целый день шли фильмы на украинском языке. Концерты с танцами, национальные костюмы, традиции. На сегодняшний день, если в совокупности взять контент всех телеканалов, столько об украинской культуре они в совокупности не говорят. Это коммерчески невыгодно, прежде всего. В советское время развивали культуру всех национальных республик. Сейчас там происходит упадок. Да, украинский язык, он очень бедный, я об этом тоже писал. У него нет специфических терминов. Когда я учился в техническом ВУЗе, у нас, во второй половине 1990-х годов, начали пытаться переводить учебники по высшей математике, по физике на украинский язык, оказывается, что терминологии не существует в природе. И начинаются судорожные попытки изобретать эту терминологию. Учебников на украинском, опять же, нет. Мой личный опыт. Попадаюсь я на преподавателя, украинского националиста, которому я отвечаю на русском, а он мне говорит: “Не понимаю”. Притом, что он прекрасно все понимает. Потом этому преподавателю случайно в подъезде надели на голову наволочку и устроили воспитательную работу. После этого он русский язык внезапно стал понимать. А так, вот такая убогая попытка унизить других людей. Я участвовал в олимпиадах по украинскому языку, я их не то, что выигрывал, но был близок к этому. Я его знаю хорошо, получше многих патриотов. Они пишут, я говорю: “А на каком языке, вы, мальчики, со мной пытаетесь разговаривать? Это не украинский, то, что вы там пишете”. Там еще мода такая, его намеренно коверкать, появилась. Типа “албанского”, но “албанский” на самом деле смешнее. Его практически никто не знает, это факт.

Д.Ю. Вот, например, евреи. Организовали государство Израиль. Взяли древний иврит, оживили. Алфавит, слова, туда-сюда. Все государство, хочешь, не хочешь, а оно на нем говорит. Имеет какие-то шансы на Украине взять и переформатировать мозги циркулем и все станут говорить на украинском языке?

Александр Роджерс. Вообще 25 лет... Денис Селезнев, который у вас тоже принимает участие, он же выкладывал социологию. За 25 лет украинизации, количество украиноязычных упало.

Д.Ю. Это успех, я считаю.

Александр Роджерс. То есть, там, где-то вначале 1990-х, когда это было модно, когда продвигали украиноязычных в госструктуры, вроде как чуть-чуть был рост очень недолго. Потом, раз, и обратно, и сейчас меньше, чем в 1991 году. И уровень владения языком гораздо ниже. У меня были люди, сельская интеллигенция преимущественно, у которых в семье учителя и тому подобное, которые хорошо говорили на украинском языке, но это единичные случаи. Большинство просто не знают. А то, на чем они говорят, это различные “суржики”. Страшные “суржики” причем. Телевидение там никак не помогает, потому, что понаехало “западенцев”, которые продвигают свои какие-то “гвары”.

Д.Ю. Сельские.

Александр Роджерс. Сельские, да. Причем “львовская гвара”, это “суржик” львовских уголовников был когда-то. Точно также, как одесский особый язык, это язык одесских биндюжников.

Д.Ю. Я бы добавил. Поскольку это идиш. Не все знают, что идиш, это разновидность немецкого диалекта с совершенно специфическими интонациями, построением фраз. То есть, это кальки с немецкого языка, перенесенные в русский, поэтому так замечательно звучит и очень смешно. Но успех-то виден или не виден? К чему это должно привести? К радикализации и разделению тех, кто там с головой бросается учить этот украинский язык и всех остальных, которым он на хер не нужен? Каков результат?

Александр Роджерс. Даже сторонники “Евромайдана” и всей этой европеизации и русофобы, они в подавляющем большинстве не собираются его учить. Я занимаюсь троллингом, говорю: “Ребятки, давайте со мной на украинском, я его прекрасно знаю, я вырос в Виннице, покажите мне класс”. И за три года буквально пара человек попытались что-то писать на украинском. Потому, что они, как начинают, я им начинаю править ошибки. В трех словах восемь ошибок. Его никто не учит потому, что он коммерчески нецелесообразен. У него нет никаких перспектив, у украинского языка. С ним нельзя устроиться на престижную работу. С английским можно, с русским можно, с немецким можно, с китайским можно. С украинским никуда нельзя устроиться.

Д.Ю. То есть, зачем-то ты его знаешь, а зачем непонятно.

Александр Роджерс. Одно из моих образований, это специалист в области компьютерных технологий. Мы сталкивались с тем, что мы постоянно отстаем от западных специалистов. Потому, что литература на русском языке появляется, пока ее переведут, проходит года два. А для IT-технологий это очень много. Поэтому многие читают литературу сразу на английском. Поэтому английский для айтишника, это “must have”. Вот если ты даже на русском читаешь литературу, ты уже отстал. А на украинском она не появляется вообще или появляется с задержкой в 10 лет. Поэтому украинский для айтишника, это абсолютно ненужная вещь. И точно также во всем остальном. То есть, он не имеет практического применения, никаких перспектив. На нем нельзя учиться ни математике, ни физике, ни каким-то другим специальностям, то есть, нет терминологии. Он, по сути, вымирающий язык. Это объективная реальность, никакой пропаганды.

Д.Ю. А вот если отскочить немножко назад. Вот процессы евроинтеграции, о которых столько говорили, там пачки документов, которые никто не читал. А чего европейцы хотят, кроме уничтожения промышленности, а ее уничтожат, это совершенно очевидно? Она не нужна, точно так же, как наша. Я помню меня очень хороший мой товарищ возил по Франции, по провинции Нормандия. Где я из путеводителя зачитал, что провинция Нормандия, если она в полную силу займется сельским хозяйством, она может одна накормить десять Франций. Поскольку Франция только одна, то это сельхозпроизводство, фитилек прикрутить и не надо так сильно. То есть, они себя могут накормить. Сала им не надо и пшеницы им, наверное, не надо. И вообще им ничего не надо, они сами все могут делать. Гораздо лучше, гораздо больше, выше качеством и все такое. А в чем суть этой евроинтеграции?

Александр Роджерс. Сейчас вообще ситуация на Украине такая, что большая часть сала завозится из Польши. Вот эта страна, которая всегда славилась своим салом, она сейчас импортирует сало. Это результат деятельности всех этих “незалежных” правителей, не только Порошенко, но и до него. То же самое, в общем-то. Сущность евроинтеграции. На самом деле я считаю, что одним из моментов был захват украинского рынка для европейских товаров. Собственно для чего это затевалось все. Потому, что с одной стороны они защищают свой рынок, вводя заградительные квоты. Потому, что до евроинтеграции можно было свободно поставлять в Европу что угодно, в любых количествах. Единственное, там были пошлины. Пошлины убрали, зато поставили квоты. То есть, поставили забор и говорят: “Больше нам не надо вот это”.

Д.Ю. Я читал там про какие-то поставки кукурузы или пшеницы, что квоты исчерпаны за декабрь.

Александр Роджерс. Причем поставки идут не чего-то высокотехнологичного или с высокой добавленной стоимостью. Вообще сельское хозяйство во всем мире, оно дотационное. Две страны в мире, в которых нет дотаций в сельском хозяйстве, это Аргентина и Украина. Вот в Аргентине за 13 лет два дефолта, соответственно. На Украине примерно такая же ситуация. Как один из английских лордов сказал: “Есть три способа разориться. Приятный, это с женщиной. Азартный, это скачки. Надежный, это сельское хозяйство”. Рентабельность в сельском хозяйстве одна из самых низких. Потому, что там, во-первых, высокая конкуренция. Все страны выращивают, поэтому на чужие рынки не продвинешься. Соответственно, низкая добавленная стоимости и, во многих странах, еще и дотации. Украинское сельское хозяйство не имеет дотаций, оно не конкурентоспособно по сравнению с другими странами. Еще и добавили туда квот. Соответственно, даже то, что производится, дает очень низкую прибыль.

А вот в прошлом году, ситуация какая? Они гордились рекордным урожаем. Но, во-первых, они не смогли часть его вывезти потому, что разрушена инфраструктура. Во-вторых, конъюнктура мирового рынка. Получилось так, что у всех хороший урожай, не только на Украине. В России тоже хороший урожай. Соответственно цены на мировых рынках зерна упали. И они объем нарастили, а сумма в долларах получилась меньше. При этом, поскольку, перевозить больше, больше транспортные расходы. Больше расходы на солярку, на то, чтобы убрать это все, на элеватор вывезти. Они еще в минуса ушли. Урожай выше, а денег меньше. Даже в абсолютном значении, денег меньше, плюс еще расходы больше. Соответственно, сельское хозяйство, это вещь ненадежная. И когда рассказывают, что они аграрная сверхдержава, мама дорогая.

Все страны стремятся развивать что-то высокотехнологичное потому, что там самая высокая добавленная стоимость. Это как в одном фильме: “Вы знаете, что такое крупное товарное производство и чем оно отличается от мелкого товарного производства?” – “Да. Крупное товарное производство, у него больше прибыли”. Потому, что оно способно распределить расходы, соответственно, у него маржа прибыли выше. Так же и здесь. Чем крупнее производство, чем оно более высокотехнологичное, норма прибыли выше. И чем оно уникальнее. Потому, что какая-нибудь корпорация “Intel” имеет во всем мире двух конкурентов, условно, и ей проще, чем какой-нибудь фирме, занимающейся производством зерна, которых тысячи.

Д.Ю. Самый яркий пример, это производство iPhone. Вроде бы просто телефон, а какие-то дикие миллиарды.

Александр Роджерс. И там огромная маржа прибыли за счет того, что они просто бренд раскрученный. Цена его в несколько раз ниже. Просто-напросто накручивают за счет престижности.

Д.Ю. А вот коварный вопрос. Если население в зарплатах опущено ниже ста баксов в месяц, грубо говоря. То есть, это из некой страны с разоренной промышленностью организован рынок сбыта для западных стран. А как они туда сбывают, если у граждан денег нет?

Александр Роджерс. А вот как раз и получилось ситуация, когда уровень доходов украинцев упал в результате евроинтеграции, так называемой, и Украина стала не интересна Западу. Они рассчитывали завозить свои товары, вытеснять отечественных производителей за счет неравновесного обмена в результате подписанных кабальных условий евроинтеграции. А оказалось, что население нищее. И интерес к Украине западных политиков сразу притух. Мгновенно.

Д.Ю. А ты считаешь, что они такие вещи не предвидят? Что разоряя промышленность, они оставляют людей без работы, а значит, у них денег нет.

Александр Роджерс. Опять же, у них определенная инерция мышления происходит. Я, честно говоря, очень скептически к уровню аналитики Запада отношусь. Многие его преувеличивают на мой взгляд. Там были зубры в 1970-е годы, Ларуш или какой-нибудь Киссинджер, но сейчас у них таких метров практически нет. Сейчас все гораздо проще, у них кадровый дефицит огромный, поэтому девяносточетырехлетний Киссинджер вынужден летать в Россию. Потому, что молодых таких же нет, такого же класса. А дедушка умрет и все. Как говорит товарищ Путин: “Поговорить не с кем будет после Махатмы Ганди”. Соответственно, они не настолько просчитывают, у них есть опыт евроинтеграции Польши, когда они разрушили польскую промышленность, но закидали Польшу кредитами. У Польши огромный внешний долг. Сейчас ситуация поменялась, лишних денег нет. И закидать Украину кредитами в таком же объеме, как Польшу просто не могут потому, что своим не хватает. Надо Грецию спасать. У них там восемь стран на грани дефолта, не только Греция. Португалия, Исландия, Испания, Италия и еще ряд стран, в основном юг Европы. Они практически все на грани дефолта. Куда им еще брать нищую сорокамиллионную Украину, которую тоже закидывают кредитами. Конъюнктура поменялась. И там уже и на Венгрию не хватило по большому счету. И на Румынию не хватило.

Д.Ю. То-то они все возмущаются.

Александр Роджерс. Они уже не получили такого, как получила Польша, локомотив всей этой евроинтеграции, скажем так. Соответственно на Украину совсем уже денег не хватило. И Украина оказалась в такой ситуации, когда она уже не нужна Западу как рынок сбыта. Потому, что нет покупательной способности. Если на прошлой неделе, на Украине вооруженное ограбление секонд-хенда было, то, соответственно, можно себе представить размах, уровень жизни в среднем. И поэтому мы четко видим, что интерес к Украине у европейцев спал. Порошенко пытается к ним ездить, но денег не получает. Собственно формальной поддержки они ему уже не выражают. Он там рассказывает, что его похвалили, но даже заявления европейских политиков по этому поводу не присутствует. То есть, они даже не утруждают себя словами его поддерживать. Балласт, который нужно скинуть как можно быстрее.

Д.Ю. А какая судьба ждет братский народ? Вот если они от него откажутся совсем, от поддержки этого Порошенко, что дальше будет?

Александр Роджерс. Мы отрабатывали ряд сценариев. Самый вероятный на сегодняшний день сценарий, это Порошенко свергнут в ближайшее время. Главное, что пока помогает Порошенко, там есть ряд группировок, которые между собой конкурируют. И они все надеются, что кто-то выступит первым и в этой борьбе истощится, а они потом захватят власть. Никто первым начинать не хочет и поэтому несколько месяцев эта позиционная возня идет, когда они разговаривают об импичменте, когда они пытаются склонить его к досрочным выборам, чтобы без вооруженного пути. Он держится, не соглашается уйти добровольно. При этом ресурсная база сокращается. Так называемые, “добровольческие батальоны”, которые сначала были поставлены в состав ВСУ, в состав МВД, они получили государственное финансирование, сейчас они его лишены и, по сути, на подножном корме. Допустим полк “Азов”, он в последнее время выживал за счет грабежа в прифронтовой зоне. Там они вывозили все, вплоть до матрасов и дверей. Одни группировки крышуют контрабанду в Закарпатье. Вступая в конфликты с местными, которые десятилетиями этой контрабандой занимаются. Там с перестрелками. Другие занимаются вывозом леса. Третьи занимаются контрабандой сигарет. Народный депутат Береза крышует нелегальное казино. Кива занимается крышеванием наркоторговли. И так далее. Они захватывают криминальные сегменты различные, пытаясь вытеснить оттуда тех, кто там уже есть. Но это все недостаточно, чтобы поддерживать эти все группировки. Поэтому они все претендуют на государственный бюджет, в котором огромные дыры.

Д.Ю. А тут еще вы.

Александр Роджерс. Да. Пенсионный фонд, субсидии. Порошенко нужно самому воровать, а тут еще хотят всякие другие. Голодных ртов много, а пирожок маленький остался.

Д.Ю. Поросеночек маленький.

Александр Роджерс. Да, поросеночек заканчивается. Это одна из аналогий: тает льдина, зверушек на ней много и все они агрессивные. Должны кого-то кушать, чтобы оставаться на этой льдине. Как бы они ни боялись, в какой-то момент они будут вынуждены вступать в эти конфликты. Там много амбициозных лидеров, у каждого своя боевая группировка, она хочет кушать. А если он не обеспечит, соответственно, как в “Свадьбе в Малиновке”, пацаны начинают разбегаться потому, что у пана-атамана нет золотого запаса.

Д.Ю. Никогда не думал, что до такого доживем. Это же была показана такая вакханалия идиотии. Да, так и было. И вот опять. А вот позиция России. Все время кричат, что мы на них напали, что какие-то войска адские введены. Я понимаю людей, которые туда поехали воевать. У меня масса знакомых есть, воевавших там ранее и воюющих сейчас. Они оттуда родом, у них там родственники живут, они по зову сердца там. Таких понимаю. Про российские войска, которые именно войска. Все-таки я надеюсь, что поскольку фотоаппарат есть в каждом телефоне, наверное, там масса людей недоброжелательно относящихся к России, к российским войскам. Даже на территории ДНР, ЛНР. Давно бы все сфотографировали и вывалили, а там ничего нет. Вот позиция России, она про что? Это, типа, надо подождать, оно само развалится, или как?

Александр Роджерс. Ну, во-первых, у американцев есть спутники разведывательные. Там сейчас еще дроны летают.

Д.Ю. И поскольку наши СМИ сообщают, что они там летают, я так подозреваю, что сообщают специально: “Покажите фотографии, что вы там наснимали?”

Александр Роджерс. Извините, у этого дрона охват тысяча квадратных километров. Он на большой высоте летает и ничего не обнаружено. Регулярная армия это же не просто палаточный городок. Регулярная армия с бронетехникой, это поставки топлива, питания, боеприпасов. Поток грузовиков, который непрерывно курсирует, чтобы это все снабжать. Потому, что армия с древнейших времен, это еще и вопрос снабжения. Потому, что многие военные кампании разваливались потому, что...

Д.Ю. Жрать нечего.

Александр Роджерс. Да. Вот переход Суворова через Альпы очень тяжело произошел потому, что не было ресурсов и это было на чистом героизме осуществлено. Но это уникальный случай. А очень часто армии разваливались из-за недостатка продовольствия. Та же наполеоновская армия. Партизаны фуражиров выбивали постоянно, и она потеряла, чуть ли не половину состава обмороженными и голодными, умершими от голода. А тем более современная армия. Артиллерия, бешеный расход боеприпасов. И никто, никаких эшелонов...

Д.Ю. А может они в КАМАЗах с гуманитарной помощью?

Александр Роджерс. А “гуманитаркe” всегда проверяет международная... Нет ни одного грузовика, который не осматривают со всех сторон. Опять же и местные до последнего времени снимали, выкладывали ролики, в интернете можно свободно посмотреть. Вот мы открываем, там внутри зерно, запчасти к насосным станциям, провода электроснабжения, трансформаторы и так далее. То есть, все открыто. Пропаганда может вещать что угодно. Что касается планов России, по поводу всего этого конфликта, то мне не докладывают. Но можно привести определенные допущения. На мой взгляд, никто там бросать, допускать гуманитарную катастрофу не будет. Но и, как некоторые диванные эксперты предлагали, сразу ввести войска и захватить всю Украину, тоже это было невозможно. Потому, что если бы ввели тогда, получили бы что? Значительная часть населения Украины пребывала в евроиллюзиях, что сейчас нам тут насыплют, а тут приходят москали и нас лишают еврорая. То есть, значительная часть с промытыми мозгами. Сейчас мы видим, что большинство населения опять пророссийски настроено. То есть, пропаганда перестала работать. Сейчас совсем уже другая внутренняя конъюнктура

Д.Ю. Еврорай уже не радует.

Александр Роджерс. То есть, уже многие пишут: “Ну, уже введите войска, нападите на нас”. Внутри Украины совсем другое отношение к России и к возможному вмешательству России. Многие уже ждут. И тогда были люди, которые надеялись, что вмешаются. Сейчас и те, кто воспринимали в штыки, уже поменяли свое отношение, готовы, только наведите тут порядок, хоть какой-то. Потому, что из восьми функций государства не выполняется ни одна. То есть, государства нет. Есть банда, которая...

Д.Ю. Держит власть.

Александр Роджерс. Да. Соответственно, если бы тогда ввели, был бы консолидированный Запад. Скорее всего была бы Клинтон в США, которая контролировала бы европейские элиты. Не так, как сейчас, конфликт между Трампом и Юнкером, допустим. Был бы подписан договор о трансатлантической торговле. Были бы наращены расходы НАТО, расконсервированы какие-то запасы танков и так далее. Уровень конфронтации с Западом был бы гораздо выше. А сейчас за три года Европа уже насмотрелась на этих евроукраинцев. В общем уже сыта ими по горло. Масса населения, на низовом уровне, большинства европейских стран относится к украинцам негативно, к бандеровцам. Поляки их бьют регулярно, чехи их бьют регулярно. У меня в Чехии родственники есть, поэтому я в курсе. В той же Голландии, которая далеко, к украинцам относятся негативно. Во многом это сформировано пропагандистами, которые от Украины туда ездили и вели себя как бабуины, размахивая флагами, приставая к прохожим. То есть, это только в негатив им сыграло: “Они бегают, размахивают чужими флагами в нашей стране. Какие-то непонятные люди, кричат на непонятном языке. Чего хотят - непонятно”. Какие-то дикие папуасы прибыли. Ну, а на каком-то высоком культурном уровне они просто не способны потому, что они выходцы из каких-то диких карпатских сел в подавляющем большинстве.

И, соответственно, отношение и в Европе, и в Америке... Украинское лобби в США тоже потеряло значительную часть своего... Причем, как ни смешно может прозвучать, они старенькие в основном и за три года поумирали многие. Ну, это же те самые, которые уехали в 1940-х годах, бандеровцы и их детки, которые прятались от суда все это время в США. И это лобби, оно уже старенькое и потихонечку вымирает. И общая конъюнктура мировая меняется к тому, что: “Ну, заберите их. Не хотим их содержать, в общем-то”. Полгода Порошенко ездить и клянчит один миллиард долларов. В масштабах государства один миллиард долларов, это вообще ни о чем. На 30 миллионов населения, это по 30 долларов на человека.

Д.Ю. Замечу, что когда в некой Греции, где 11 миллионов населения, понадобилось 120 миллиардов. Тут как-то непонятно, о чем эти крохи? Разворовать, на троих поделить этот миллиард или на четверых, а для страны что это?

Александр Роджерс. Ну, были же расчеты, чтобы перевести украинскую экономику на евростандарты, нужно 165 миллиардов долларов. В 2013 году. И собственно, почему Азаров с Януковичем приостановили все это дело? Потому, что они торговались, что “мы бесплатно не готовы”. Потому, что они хотели, чтобы европейцы это оплатили. Европейцы не хотели это оплачивать, естественно. Поэтому евроинтеграция забуксовала. Когда сейчас все эти Азаровы, Олейники пытаются говорить, что они пророссийские, это неправда. Тот же Олейник заявлял, что евроинтеграция, это естественный выбор Украины. В таком духе. Азаров точно так же был евроинтегратором. Просто они хотя бы торговались, за сколько продать Украину. А эти вообще не торговались, они просто ее слили за возможность пограбить. Азаров с Януковичем говорили: “Ну, мы и так ее грабим, вы нам ничего предложить не можете. То есть, давайте денег”. И вот это принципиальная разница между одними и другими: те торговались, а эти слили так. Но в целом, в общем-то, никому это теперь не интересно. Никто не готов в Украину вкладывать. А сейчас гораздо больше надо вкладывать, чтобы ее восстановить до того уровня.

Д.Ю. Ну, и возвращаясь к самому началу. У нас есть отличный пример. Как это ни прискорбно звучит, людям тяжело, но из России, лично мне, очевидно, что так делать не следует. Ничего хорошего вся эта вакханалия не приносит. Все эти юные революционеры с “хорошими”, “добрыми” лицами приносят только вот такое “добро”. И ничего другого лично я не видел. Ну, есть Сирия, например, где резня идет уже планетарного масштаба. Во всех остальных местах, где произошли эти “цветные революции”, что-то я не заметил это “взлет ракетой, вертикально вверх, все поперло, проклятого тирана изгнали и у нас сразу стало хорошо”. везде стало только хуже. Была, например, в Российской Федерации “перестройка”, считай, десять лет из жизни вычеркнули. Очень сильно нам повезло, что гражданская война была только на Кавказе. К сожалению, так людям не повезло. А в большей части территории России у нас безобразия никакие в глобальном масштабе не случились. А теперь, десять лет из жизни, ничего ты себе позволить не можешь. По-моему, нынешние молодые люди, они все заточены только под получение удовольствий. Для того, чтобы получать удовольствия, нужны деньги. Чтобы деньги были, надо работать. Удовольствие в промежутках между работой получать. И вот тебе на десять лет примерно выключат все эти удовольствия. Ради чего? Жизнь одна, черновика в ней нет. И эти десять лет, это тоже не черновик, это все мимо. Когда гражданин Саакашвили заявил, что после всех пертурбаций, для того, чтобы вернуться к тому уровню, как жили при Януковиче, понадобится 20 лет... Парни, что же вы делаете? Наверное, Саакашвили что-то понимает во внутренней ситуации. Наверное, как-то здраво оценивает перспективы роста.

Александр Роджерс. Двадцать лет, при условии, что власть поменяется на адекватную. Которая будет понимать, что нужно делать, заставит всю страну пахать, как папа Карло. Потому, что никаких других способов повысить благосостояние, как ударным трудом, вообще честных, не существует. Поэтому те же немцы “впахивают” просто со страшной силой. А эти рассчитывали, что к нам придут и нам построят. Так не бывает. Могут разрушить, могут ограбить. Это запросто, это вся история человечества. Все только и смотрят, как бы приплыть к соседям и устроить им грабеж вплоть до домашней утвари. Надо быть реалистами, другие страны думают о благе своем. И большинство старается нажиться за счет других. В том числе за счет торговых отношений тоже. Продать подороже, купить подешевле. “Неравновесный товарный обмен” - не зря термин был придуман. То есть, когда закупают сырье, продают что-то высокотехнологичное. Это очень выгодно для тех, кто производит высокотехнологичное.

И Ливия пример очень хороший. Когда была очень благополучная страна, куда и русские и украинцы ездили на заработки, там выше тысячи долларов средняя зарплата была. И свергли “тирана”, так называемого, Получили расколотую на несколько частей страну, в которой ряд кланов, племен, как они там называются, между собой воюют. В общем, концы-края этому нет. Эта страна используется в качестве опорной базы для ИГИЛ. Набирают боевиков. Там радикальный ислам, режут головы и все прочие прелести.

Кстати, по России, я не согласен, что только Кавказ зацепило. Вот у нас на Украине тоже самое. Вот у нас в Виннице, я некоторых “особо умных” мальчиков водил на кладбище, говорю: “Вот эти шесть кварталов, это 1990-е. Здесь ни одного не похоронено старше 25 лет”.

Д.Ю. Я тогда служил, все это видел воочию. В Санкт-Петербурге и в Москве все-таки из гаубиц никто не стрелял, авиация не летала. Это немножко другое.

Александр Роджерс. Но на уровне банд гибло огромное количество молодых людей. В возрасте 16-20 лет. У меня отец тренер, в своем направлении авторитетный. Когда приходили мальчики и говорили: “Помогите устроиться в банду”. Это, как бы, не очень хорошо. Потом многие из этих мальчиков получали ножевые ранения и по нескольку лет, если выживали, боялись выйти на улицу. Вплоть до фобии откровенной. Даже если им никто уже не угрожает, банды, которая им угрожала, уже не существует, все равно у них страх. То есть, огромное количество погибших, абсолютно молодых, которые могли был работать, заводить семьи. Это удар по популяции.

Д.Ю. И точно такой же удар по мозгам. Когда дети пишут сочинения, мальчики хотят стать бандитами, а девочки валютными проститутками. Потому, что только это и это обозначает высокий материальный уровень жизни. Все остальное, инженер, учителишко какой-то, врач дурацкий, это зачем вообще, как они живут? А вот эти хорошо, надо к этому стремиться. Ну, безрадостно как-то с одной стороны. С другой стороны повод, по-моему, любому и каждому задуматься. Куда ты бежишь, кого ты там поддерживаешь? Ради чего ты там скакать отправился на Тверскую, чего ты там выразить хотел?

Александр Роджерс. Ну, хотите бороться с коррупцией? Хорошо, идете в юридический ВУЗ, учитесь там пять лет, поступаете на работу в прокуратуру, в следственные органы и так далее, в суды, будете профессионально бороться с коррупцией.

Д.Ю. Эти люди, которые хотели стать бандитами и проститутками, сейчас они тоже побежали массово в полицию, прокуратуру. Недавно был такой британско-шотландский художественный фильм “Грязь”, как раз про полицейского: “А вы зачем в органы устроились, хотите бороться с коррупцией?” – “Нет, хочу принять участие”. Вот таких бы поменьше хотелось бы. Вот они смотрят какие-то фильмы Навального, типа “Он вам не Димон”. Там миллионы просмотров, посмотрите, что творится. А ведь ни одному в голову не приходит. Ну, возьми специалиста, пусть тебе специалист разъяснит, что это такое. Работа журналиста и работа оперуполномоченного, это, в общем-то, одно и то же, только под разной крышей. У одного возможности пошире, у второго способностей побольше. Зачем это надо? Это надо для того, чтобы подготовить, задокументировать факты и отнести это в суд, который уже примет решение. Но, если ты даже факты собрать не можешь, я не говорю про то, чтобы их подготовить для передачи в суд. То есть, кругом какие-то голословные обвинения. Вы, получается, будучи детьми, в это тупо верите. А по вопросам веры надо в церковь идти, а не к Леше Навальному. А тут хотелось бы все-таки факты, знание, понимание. Ну, и, хочешь, чтобы было сделано, как следует, делай сам. Получай образование, занимайся этим профессионально. Не прыжками на улице, а реальным сбором доказательств, посадкой в лагеря. Ничего другого посоветовать невозможно.

Александр Роджерс. Ну, вот я же тоже изучал эти материалы, которые Навальный публиковал. Там никаких документов нет вообще, которые могли бы что-нибудь обосновать. Там рассуждения на уровне “этот когда-то был с тем знаком, а этот с тем знаком”. Есть теория “шести рукопожатий”, в которой говорится, что все через шесть человек друг с дружкой знакомы. У меня тоже так, оказывается я через одного человека с Грефом знаком. Или еще с другими персонажами.

Д.Ю. А я с Трампом, через одного.

Александр Роджерс. И вот такие вот вещи. Должна быть документальная база. Мне иногда говорят: “Вот, напишите про вот это”. Я говорю: “Хорошо, дайте мне материал, на чем я должен базироваться”. Потому, что голословные обвинения... “У нас есть ролик, там человек шесть минут матерится”. Я говорю: “Я рад за него, но эмоции к делу не подошьешь”. То есть, факт, документ, подтверждающий этот факт. А рассуждения о каких-то домах в Испании у Медведева... А зачем они ему, если он в Испании не был последние 16 лет? А где какая-то логика? И опять же, эти западные рассуждения про 200 миллиардов Путина. Меня так радует. Американская финансовая разведка мощнейшая в мире, надо признать, у нее огромные полномочия, они могут заходить в любой банк и требовать любую информацию, а если не предоставляют, они вводят страшные санкции, штрафы и так далее. Поэтому, сумму в 200 миллиардов долларов не могут найти американские специалисты? Если бы там что-то было, они бы вывалили. Так же, как с Порошенко. Оффшоры, закрытые оффшоры, вывалили, показали, пожалуйста. Вот уход от налогов, вот скрытые доходы и так далее. Где доказательства? Нет. Вместо этого убогие поделки от CNN, выступает какая-то Маша Гессен, активист ЛГБТ-движения, которая говорит: “Я думаю, что у Путина есть 200 миллиардов”.

Д.Ю. Молодец.

Александр Роджерс. Я думаю, что у нее нет мозгов, у меня обоснований для этого больше.

Д.Ю. А я вот еще думаю, что Дмитрий Анатольевич Медведев, кто бы и что бы про него ни говорил, он, в общем-то, бывший президент Российской Федерации. И как президенту ему положена масса, неправильно назвать это “бонусами”, но достаточно специфических материальных вещей. А кроме того, многие, наверное, не в курсе, он сейчас у нас действующий премьер. И ему тоже положена масса всякого, чем он за государственный счет, что правильно, и пользуется. Если поковырять эти дома и окажется, что они принадлежат ФСО, будет горькое разочарование. И как-то в целом некрасиво это все. При этом, что меня удивляет, они дети, с моей точки зрения, в интернете что-нибудь напишешь, они сразу же бегут: “А где пруфы? Дайте пруфы, это голословное утверждение”. Если Анатолий Вассерман что-то говорит, обладающий широчайшим спектром знаний, им нужны пруфы. А если Леша Навальный говорит, никакие пруфы не нужны. Вот суды работают с совершенно конкретными пруфами, правильно собранными и грамотно оформленными. А не с криками: “Жулик и вор!” И прочее. А почему его не сажают за обвинения в стиле “жулик и вор”, совершенно непонятно.

Александр Роджерс. Есть определенная категория людей, которые всегда недовольны. Я общался с одним очень интересным старым диссидентом.

Д.Ю. Профессионально недовольным, да?

Александр Роджерс. Да, в общем. Интеллигент советский, диссидент. Вот он возмущался по поводу того, что он, будучи преподавателем ВУЗа, жил на одной лестничной клетке с первым секретарем обкома партии. “Кровавый совок”. У них там “сталинский” дом, 3 метра 60 сантиметров, по-моему, потолки. Преподаватель ВУЗа живет с первым секретарем обкома на одной лестничной клетке. Он возмущался тем, что в советское время первый секретарь обкома получал три ящика спецпайка в месяц. Один ящик с консервами, один ящик с выпивкой и один ящик с сигаретами. Ужасная коррупция и, в общем, привилегии. Притом, что первый секретарь обкома на тот момент управлял областью, в которой 40 заводов, крупных только, не считая мелкого производства. Постоянно человек в высокой степени стресса работает и у него ответственность такая, что чуть, что расстрельная статья ждет.

Д.Ю. На мой взгляд, дело даже не в расстрельной статье. Я вот не такой большой начальник, но у меня все расписано. Я не могу дома ходить в магазины, мыть полы и чистить картошку. Я подозреваю, что первый секретарь нагружен в десятки раз больше. И почему государство не должно обеспечить ему быт на таком уровне, чтобы он о нем вообще не думал, а свои способности направлял только на то, что несет пользу государству, решая управленческие вопросы, вообще непонятно. Кстати, о птичках, ящик вина и ящик курева вызывает подозрение. Я с многими подобными персонажами знаком. Все эти пайки, они выглядели совершенно не так. Врет диссидент.

Александр Роджерс. Возможно, и врет. Может оно там как-то по-другому компоновалось. Но суть такая, что человек в стрессовой ситуации имеет какие-то преференции. Потому, что как вредное производство, люди получали и молоко, и путевки в санаторий. Потому, что ему нужно восстановление больше, он не просто перекладывает бумажки, у него высокая ответственность и высокая интенсивность труда. При этом он получает спецпаек, я не вижу в этом никакой проблемы. Но эти же люди, которые возмущались спецпайками, они ничего не имеют против того, что приходят олигархи, которые ничего не создают вообще, получают миллиарды, строят огромные яхты и так далее. К ним претензий нет. С моей точки зрения, это немножко нелогично.

Д.Ю. Шизофрения называется. Одна половина мозга считает так, а другая наоборот

Александр Роджерс. Да. Как минимум двойные стандарты. Причем он искренен в этом, это же не публичный разговор.

Д.Ю. Да. А большинство выдвигаемых требований к правительству, они, почему-то, прокоммунистические, не имеющие к капитализму вообще никакого отношения. Вы только что боролись с коммунизмом, а теперь вам подавай те же самые социальные, коммунистические блага. Что тоже как-то странно. Ну, наглядно. Я надеюсь, многим станет понятнее, к чему ведут прыжки на майданах. У вчерашних братьев уже привели, а у нас, так сказать, старательно готовят. Надеюсь, так и не приготовят.

Александр Роджерс. Скорее всего, не приготовят.

Д.Ю. Хватит мозгов, да. Спасибо, Александр. Жду еще заметок. С нетерпением. А тебя в facebook банят постоянно, да?

Александр Роджерс. Да.

Д.Ю. Меня тоже. Они в заметках трехлетней давности выискивают слово либо “укр”, либо “свидомый” и дальше, это недопустимо, они толпой, значит, жмут на кнопочки и на месяц меня банят. Это, видимо, ликвидирует то, что ты говоришь, я говорю, ну, баньте дальше.

Александр Роджерс. Меня последний раз забанили за слово “укроп” в рецепте.

Д.Ю. На страже свидомые. Спасибо. А на сегодня все. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

28.07.17 16:16 Александр Роджерс про цветные революции, комментарии: 86


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

12Х18Н10Т
отправлено 31.07.17 23:06 | ответить | цитировать # 1


> Во-первых, за три года ВВП Украины упал в 2 раза.

Плохой пример с номинальным ВВП - гривна просела втрое, в России ВВП (номинальный) тоже упал вдвое за это время (при том, что рубль не настолько плохо себя вёл даже).

ВВП по ППС снизился чуть сильнее, чем у нас - но если учесть потерю Крыма и Донбасса - то и здесь как минимум паритет (если только всякие всемирные банки не мухлюют со статистикой)



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк