Александр Милованов про танец хастл

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

10.01.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Сергей, добрый день.

Сергей Ивановский. Добрый день.

Д.Ю. Кто у нас в гостях?

Сергей Ивановский. У нас в гостях Александр Милованов. Мы его пригласили для того, чтобы поговорить о хастле. И усилить немножко вчерашний ролик, который был про сальсу. Чтобы его усилить, мы попросили вас присутствовать здесь и разобрать с нами некоторый видеоматериал. Потому, что в комментариях часто писали, что: “Непонятно про что. Что это такое?” Чтобы было понятнее, мы расскажем какие есть форматы. А вы их прокомментируете.

Д.Ю. Давайте попробуем.

Сергей Ивановский. Пробуем. Первый формат у нас, как мы его будем называть? Конкурсный, наверное.

Александр Милованов. Ну, да. В общем-то, здесь все видеозаписи, они, так или иначе, с соревнований. Мы с Сережей попробовали их поделить, условно, на две группы. Где люди просто классно танцуют, выразительно, музыкально. То, к чему обычно мы пытаемся стремиться. И есть записи, которые забавные, скажем так. Случаются всякие забавные ситуации. Как правило, эти записи связаны с номинацией, которая у нас называется “Jack and Jill”. Это когда партнеров и партнерш случайным образом перемешивают. Их задача, соответственно, не столько станцевать что-то сложное, сколько показать, что они слышат музыку одинаково, могут взаимодействовать и создавать какие-то классные штуки.

Д.Ю. Это непросто, да?

Александр Милованов. Это совсем непросто. Особенно то, что мы будем сейчас показывать. На начинающем уровне это, в принципе, несложная вещь. Но то, что мы принесли, проходит на турнирах редко и срывает овации всего зала. Вызывает много эмоций у зрителей.

Сергей Ивановский. Начнем с конкурсной составляющей. Это то, что является заготовкой. То, что пары очень долго тренируют. Нам интересно ваше мнение, как вы вообще оцените долгую подготовку и их сравнение между собой. Вот у нас пара помер 1. Вот такие ребята.

Д.Ю. Это они первый раз танцуют?

Сергей Ивановский. Нет, это конечно подготовленное выступление.

Д.Ю. Налицо годы тренировок.

Александр Милованов. Так и есть.

Сергей Ивановский. Покажем пару, которая у нас является чемпионами нынешнего года.

Д.Ю. С точки зрения непричастного, координация просто фантастическая.

Сергей Ивановский. Мы специально выбрали две пары, которые друг другу немножечко альтернативными являются. То есть, и та, и та пара готовилась. Они обе достойны финалов. Пара номер 2, она у нас более спортивная, в формате бальных танцев танцует ближе к этому. А пара номер 1, они больше фристайл такой.

Александр Милованов. Ближе к современным танцам, хип-хоп и так далее.

Сергей Ивановский. Что можете сказать? Если бы вам на улице пришлось увидеть, вы бы что сказали? Нравится, не нравится, интересно, не интересно?

Д.Ю. На мой взгляд, первый интереснее.

Сергей Ивановский. Почему?

Д.Ю. Своеобразнее, так скажем. Затейливее.

Сергей Ивановский. Понятно.

Александр Милованов. Давайте третью покажем из этого же разряда. И с подготовленными мы закончим. Еще одна пара. Я бы сказал, что она не сильно похожа ни на первую, ни на вторую.

Д.Ю. Ну, это тоже такого, спортивного направления. Да?

Александр Милованов. Да. Затейливо.

Сергей Ивановский. Затейливость, мне кажется, зашкаливает.

Д.Ю. Они такие ловкие. Квалификации не хватает, чтобы оценить насколько это круто. Смотреть очень интересно. Очень ловкие.

Сергей Ивановский. А мы покажем тогда фейк?

Александр Милованов. Почему фейк? Давай покажем наши записи с “Jack and Jill”. Это как раз наша номинация, которая, наверное, наиболее популярная. Очень часто в “Jack and Jill” танцоры пытаются обыгрывать музыку. Какие-нибудь барабаны, вокал какими-то действиями в паре. Когда удается согласовать классно, это всегда срывает аплодисменты. Если им не удается согласовать, но получается смешно, это срывает еще больше аплодисментов. Здесь у нас такой ролик, где партнер очень старался обыграть музыку. Этот ролик остановил работу в нескольких офисах Москвы, когда мы его выложили.

Д.Ю. Молодец. Не растерялась, тут же вскочила.

Сергей Ивановский. Следующий ролик надо смотреть от начала и до конца.

Александр Милованов. Ты про Сашу с Региной?

Сергей Ивановский. Да. Потому, что это бомба. Там даже убойный финал.

Александр Милованов. Самое забавное, что в финале этой номинации, где нужно танцевать без подготовки, партнер вытащил свою партнершу, с которой он танцует в паре постоянно. Совпало так. По жребию она ему выпала. Всем было интересно посмотреть, что они покажут за рамками той подготовленной хореографии, которую они сделали. И это просто... Не дала поднять ему ногу. Это конечно все уже делается без подготовки.

Д.Ю. А музыка, они знают какая будет?

Александр Милованов. Нет. Трек конечно известен, это популярная мелодия.

Сергей Ивановский. Она должна ему подыгрывать где-то.

Д.Ю. А главный всегда мальчик?

Александр Милованов. Да, конечно. Ну, не во всех парах.

Д.Ю. Это важно, да.

Александр Милованов. Этими движениями пытается посадить вниз, а она никак не хочет. Все остальные участники аплодируют стоя.

Сергей Ивановский. Ну, что? У нас осталась финальная.

Александр Милованов. Давай финальную. Ну, это, как бы, из разряда того, что в “Jack and Jill” выглядит скорее классно, чем смешно.

Сергей Ивановский. Миша вот этот ты имеешь в виду?

Александр Милованов. Я бы вот, может, показал Пашу с Машей.

Сергей Ивановский. Давай, ты говори, ты про них больше знаешь.

Александр Милованов. Да, собственно это видео с последнего нашего чемпионата России, который был пару недель назад. Очень сильная, очень классная пара. Очень музыкально двигается. Это видео в нашей среде стало буквально вирусным. Огромное количество людей посмотрело.

Сергей Ивановский. Я не видел лично. Я смотрел видеоролик, но что меня впечатлило, это то, что они друг друга понимают и друг другу подыгрывают. Если на предыдущем видео девушка пытались партнеру подыграть немножко, где-то скопировать его движения, и не получалось, то здесь они друг друга понимали достаточно хорошо. Все, что они делают, даже юмор, который мы сейчас увидим, это выглядит достаточно гармонично.

Александр Милованов. Выглядит так, как будто это было подготовлено. На самом деле это все в моменте формируется.

Д.Ю. Ну, это какие-то мастера бешеного разряда просто.

Александр Милованов. Вы абсолютно правы, да.

Сергей Ивановский. Вот только за это можно ему сказать спасибо.

Александр Милованов. Вот такие классные ребята.

Д.Ю. Отлично. Испытываешь ровно одно желание – немедленно все бросить, побежать и научиться не то, что также, а вообще чему-нибудь научиться.

Александр Милованов. Было бы прекрасно, конечно.

Д.Ю. Ну, парни, дальше вы уже, наверное, сами. Профессиональная беседа. Я в этом не очень сильно понимаю. Смотрю с неослабевающим интересом. К Сереге мы еще не подкрались, но, наверное, после Нового Года пойдем и попробуем на что же это похоже.

Сергей Ивановский. Хорошо, будем ждать. Может быть Сашу и пригласим еще разочек.

Д.Ю. Если Александру интересно, мы завсегда.

Александр Милованов. Я с большим удовольствием.

Сергей Ивановский. Благодарю за то, что площадку нам предоставляете.

Д.Ю. Жгите.

Александр Милованов. Благодарю.

Сергей Ивановский. Итак. Дмитрий Юрьевич убежал переводить новый фильм или заниматься какими-то другими делами, а мы с Александром продолжим беседу. Александр у нас представляет организацию, которая называется АСХ, ассоциации спортивного хастла. Кроме того, это один из самых именитых преподавателей Москвы, сам у него учился неоднократно. Еще скажу, я похвастался, что хастлом занимаюсь около 9 лет. Но когда я пришел в хастл, Саша уже был в финалах чемпионатов России. Мы на него смотрели уже тогда. При этом он достаточно хорошо сохранился. Расскажи для начала о себе. Ты как попал в хастл, чем занимался до танцев?

Александр Милованов. История на самом деле достаточно стандартная. Я видел хастл в каком-то фильме. По-моему, он упоминался в фильме “Footloose”, “Свободные” у нас он назывался в прокате. Потом я понял, что люди там танцевали рок-н-ролл. Но по движению, по характеру было похоже на хастл. Я случайно увидел объявление, что на соседней станции метро идет набор в группу по хастлу. Я был легкий на подъем парень, мне было 22. Я решил, что попробую, схожу, посмотрю что это. Пришел и увидел, что это классная тема, там куча девчонок, можно танцевать. Там играет музыка, которая мне нравится. В целом меня прет от того, что происходит на занятиях, мне нравится сам танец. Так я и остался. И уже, наверное, через полгода я танцевал практически каждый день. Где-то на вечеринках, где-то на занятиях. Где-то мы с ребятами танцевали в парках, в других местах.

Сергей Ивановский. В обычной жизни кем был до танцев?

Александр Милованов. Ну, и был до танцев, и потом оставался какое-то время. Я работал дизайнером-проектировщиком в телекоммуникационной компании. Есть такая компания китайская, известная, вот я там проработал шесть или семь лет по специальности. Ну, и уже в конце, спустя лет семь после того, как начал преподавать, я понял, что пора выбирать. Надо куда-то идти в одно место. Либо заниматься дальше в этом секторе, телекоммуникационном. Либо надо заниматься танцами. Я выбрал танцы. Поэтому уже несколько лет я этим занимаюсь профессионально.

Сергей Ивановский. В детстве, в институте спортом?

Александр Милованов. Мой самый большой спорт был прохождение игры “Fallout 2’ на скорость. И просмотр фильмов в переводе Гоблина. “Криминальное чтиво”, “Кровожадные”, это наше все.

Сергей Ивановский. То есть, спортом особо не занимался, в 22 года начал.

Александр Милованов. Да. У меня действительно не было спортивной подготовки. Не могу сказать, что у меня были такие уж проблемы в начале. Я все-таки был достаточно физически развитым человеком. У меня не было проблем с выносливостью. Не было проблем с координацией. А так ничего особенного, просто обычный парень из института.

Сергей Ивановский. Собственно тем и был интересен Александр лично мне. Потому, что он добился результатов в танцах, не имея подготовки. Когда я пришел в 23, я понимал, что в принципе можно научиться танцевать как он. Это займет сколько-то лет. Четыре, пять лет. Может быть, конечно, и не получится, но пример был перед глазами. У нас в хастл приходят ребята после бальных танцев. Ты смотришь на них и думаешь: “После бальных танцев, когда человек мастер спорта там, что мне нужно? Уйти в бальные танцы, потом вернуться, чтобы стать чемпионом здесь?” Тут оказывается, что собственно говоря и не надо. Вот такая история интересная про Александра. Мы дальше пойдем по нашим вопросам, которые заранее подготовили. У нас были какие-то вопросы в комментариях... Я поделил танцы на сольные и парные. В комментариях были какие-то критические высказывания на эту тему, адекватно делить танцы таким образом или нет. Что скажешь на эту тему?

Александр Милованов. Нет, ну, конечно адекватно. Я читал комментарии к прошлому ролику. Не все конечно. Те, что смог посмотреть, что успел посмотреть. Деление конечно адекватное. Для того, чтобы его понять мы попросили вначале уважаемого Дмитрия Юрьевича посмотреть видео и показать эти видео подписчикам и зрителям, чтобы они поняли, что такое парные танцы. Конечно деление адекватное. В целом парные танцы, это такая отдельная и элитная, что ли, тема в области танцев. Потому, что меньше людей этим увлекается сейчас, чем сольными танцами. Это немного сложнее. Парные танцы немного сложнее сделать так, чтобы они выглядели классно. На это уходит иногда чуть больше времени. Потому, что когда ты партнер, взрослый человек, никогда танцами не занимался, нужно выучить хореографию, научиться управлять партнершей. Если ты занимаешься социальными танцами, ну, мы об этом делении еще поговорим сегодня, тебе нужно как-то придумывать на ходу фигуры, которые ты будешь танцевать. На это уходит какое-то время. Если человек готов на это потратить полгода, то этого срока хватает для того, чтобы выглядеть уже очень классно. В сольных танцах иногда эффект может быть достигнут чуть раньше. В общем, это отдельная тема, она достаточно развита. В сольных танцах тоже есть те, которые находятся на пике популярности, есть те, которые в упадке. Но конечно, все делят танцы на сольные и парные. Принципы совсем разные. В сольных танцах ты двигаешься один. В парных танцах вы согласуете свои движения в паре и управляете партнершей. Как правило.

Сергей Ивановский. А вот если переходить к понятию “социальных танцев”, или “Social dance”, тоже к терминологии придрались. Сказали, что не “социальные”, а “Social”. Ну, пускай будет “Social”. Не так важно. Мы в свое время выделили такую формулу, что хастл, это социальный парный танец, который танцуется под любую музыку, он основан на импровизации. Прокомментируй что-нибудь на эту тему.

Александр Милованов. На самом деле мне всегда понятие “социальный танец”, особенно когда я только пришел в танцы, казалось очень странным. Оно вызывало ассоциации с социальными явлениями. Хотя смысл здесь заложен совсем другой. Может быть поэтому людям было бы привычнее или удобнее использовать название “Social”. Смысл состоит в том, что социальными танцами называют танцы, которыми люди занимаются не ради спортивных результатов, не ради высоких мест, классов, разрядов. А ради того, чтобы провести свой досуг и провести свободное время. Может быть, найти какие-нибудь новые знакомства. Просто форма социального взаимодействия между людьми. По сути танцы для отдыха. Я бы провел параллель между понятиями “Social” и “Casual”. То есть, это танцы, которые могут быть использованы в повседневной жизни. Ты этому научился и можешь реально где-то применить. В отличие от очень серьезных спортивных танцев. Я помню, ты в прошлом ролик упоминал спортивный рок-н-ролл. В какой-то степени о бальных танцах. Наверное, навыки, полученные там, ну, их применение, не столь очевидны. Как навыки, полученные в хастле, сальсе или еще где-то. Когда ты можешь куда-то прийти и реально станцевать это на месте.

Сергей Ивановский. Ну, вот у вас в Москве... У нас в Питере это на стрелке Васильевского острова “Open-Air” проходят. У вас в Москве не помню, где проходят.

Александр Милованов. В Парке Горького.

Сергей Ивановский. Вот расскажи про эти “Open-Air”.

Александр Милованов. Это одно из самых известных мероприятий, которое мы всегда используем, чтобы сориентировать людей, объяснить, зачем им это нужно. Много людей приходит на занятия, которые побывали в Парке и увидели, как там люди танцуют. Выглядит это все примерно следующим образом. У нас есть набережная в Парке Горького. Огромная площадка. Думаю, что если я скажу несколько тысяч квадратных метров, я не ошибусь. Она поделена примерно на одинаковые участки, на которых танцуют танцоры разных направлений. Сальсы, хастла, там бывает зук. Бальные танцы, небольшой кусочек. И в дни, когда у людей выходные, то есть, пятница, суббота, воскресенье. В сезон, когда позволяет погода, то есть, с весны по осень, там проходят “Open-Air”. Приезжают ребята-энтузиасты, которые ставят оборудование, колонки, приезжает диджей. Там специальное покрытие. Примерно к семи, восьми часам вечера начинает стекаться народ, в основном из нашей тусовки. Часто присоединяются люди, которые мимо проходили. Иногда перед самим “Open-Air” организуются занятия вводные для новичков, чтобы познакомиться с танцем, выучить хотя бы 2-3 движения. Я думаю, что где-нибудь в пиковой точке, где-нибудь в середине лета, в районе десяти часов вечера там собирается в районе нескольких сотен человек. Может быть 500-600 человек. И конечно люди, которые приходят. Им это интересно. Они смотрят, они видят, что это просто классно. Этому можно найти какое-то применение. Они возвращаются домой, ищут в Yandex что это такое. Соответственно, к нам попадают.

Сергей Ивановский. А вот ребята, которые туда приходят, 500 человек находятся. Как они друг к другу подходят? Просто приглашают друг друга танцевать и этого достаточно?

Александр Милованов. Вообще, да. Это настолько просто, как ты сейчас описал.

Сергей Ивановский. Если, допустим, ребята друг друга знают, понятно, они могут позвать человека, девушку. Сказать, допустим: “Катя, привет! Пошли потанцуем”. А вот если я вижу, что танцует какая-то девчонка и танцует хорошо хастл. Как мне к ней подойти?

Александр Милованов. На твоем месте я бы дождался, пока она закончит танцевать.

Сергей Ивановский. Я бы порвался сразу. Очередь занять. Может, у нее запись по бумажке.

Александр Милованов. Это называлось “бальная книжка” в дореволюционной России. На самом деле я думаю, что участие сильных партнерш и партнеров, возможно, есть какой-то аналог этого. По крайней мере, мы на эту тему часто шутим. Конечно, существует какой-то минимальный танцевальный этикет, который мы стараемся соблюдать. Он просто выработался сам собой, исходя из тех принципов, которые мы используем во время танца. Как правило, ты просто дожидаешься, когда подходящая партнерша, которая тебе понравилась, освободится. Подходишь и приглашаешь ее потанцевать. Это просто подача руки и приглашение на танец: “Можно с вами потанцевать?” Можно просто протянуть руку и улыбнуться. Партнерша, скорее всего, поймет, что вы имеете в виду.

Сергей Ивановский. Если откажет, мне отказывали бывало?

Александр Милованов. Я бы сказал, что и мне отказывали, но, честно говоря, не помню. Такое бывает. Мы когда выводим людей на первую дискотеку... Дискотеки, это такие же танцевальные вечера, только в закрытых помещениях, которые зимой проходят. Либо когда выводим людей на “Open-Air” летом, мы ребят и девчонок инструктируем. Мы говорим: “Ребята, это мероприятие, где каждый находится в свое удовольствие. Мало ли по каким причинам человек не хочет танцевать. Чаще всего дело не в вас персонально. Человек мог устать. Он мог пообещать кому-то еще потанцевать. Может не нравиться музыка. Поставили песню, с которой у него плохие ассоциации, он тоже не пойдет танцевать”. Поэтому, если вам отказали, это совершено заурядная ситуация, улыбнитесь, скажите: “Спасибо”. Если очень хочется с этой девушкой потанцевать, попробуй еще раз, чуть позже. В принципе, как с женщинами в жизни. Как в том анекдоте про грузина: “Не мытьем, так катаньем”.

Сергей Ивановский. Рассказывай анекдот.

Александр Милованов. Ну, это же известный анекдот. Когда грузин подходит к девушке и говорит: “Девушка, пойдем со мной в баню”. Она говорит: “Нет, я не такая, я с вами не пойду”. – “Тогда поехали со мной на Черное море. У меня классная яхта, покатаемся, отдохнем, попьем шампанского”. Девушка: “На Черное море? Яхта? Ну, поехали”. Грузин ее обнимает за талию: “Ха, ха, не мытьем, так катаньем”. Здесь тоже самое. Бывает, что тебе партнерша первый раз отказала, а потом согласилась. Может, она увидела, как ты танцуешь. Может с первого раза не рассмотрела. Может парень не очень хорошо танцует, но хорошо одет, хорошо улыбается, от него приятно пахнет. Почему не потанцевать с хорошим человеком, даже если он пока начинающий танцор.

Сергей Ивановский. Дмитрий Юрьевич в прошлый раз сокрушался о том, что очень важно хорошо пахнуть.

Александр Милованов. Иногда это бывает для людей неочевидно. Мне кажется, со временем таких людей становится все меньше.

Сергей Ивановский. А вот я хотел спросить про ваш клуб. Клуб “Движение”, в котором ты работаешь, получается, работает дольше, чем существует организация АСХ, правильно?

Александр Милованов. Да. Но мы вопрос АСХ еще не успели затронуть. Я кратно, наверное, расскажу про то, что ты упомянул сейчас. Действительно, у нас есть организация, которая занимается развитием хастла. В основном занимается развитием его спортивной составляющей. У нас, в целом, социальная и спортивная составляющие плотно переплетены. Разъединить их сейчас практически невозможно. Поэтому я с определенными оговорками могу сказать, что мы занимаемся развитием хастла в целом. Действительно, наша организация была создана в 2007 году, а клуб “Движение” существует на несколько лет дольше. Я в этот клуб пришел в самую первую группу, которая запустилась. Так, что я выпускник самой первой группы этого клуба. Конечно, существуют сейчас клубы, которые были созданы одновременно с нами, или немного раньше. Но, как правило, большинство из них уже находятся... Мне не нравится термин “упадок”, он какой-то нехороший. Но они уже не так развиты. Где-то, может, остался один зал и один преподаватель, который по-прежнему ведет каких-то учеников. Но среди больших клубов мы, пожалуй, самые старые. У нас самая длинная история.

Сергей Ивановский. Расскажи, кто у вас чемпионы. У вас меняются чемпионы каждый раз?

Александр Милованов. На самом деле мы с тобой затрагивали косвенно этот момент еще до прихода в студию. Сейчас в Москве очень большое количество сильных танцоров. На самом деле не только в Москве. Везде, где более-менее развит наш танец. Мне лично кажется, что позиционировать, что этот человек чемпион, а этот человек не чемпион, сейчас уже не столь важно. За эти годы, наша организация существует 10 лет, клуб наш существует 12 лет, за эти 10 лет уровень людей, уровень осознания того, что мы делаем, уровень преподавания настолько вырос, что сейчас не важно, занимаешься ты у чемпиона или ты занимаешься просто у сильного танцора, который танцует пять-шесть лет. Потому, что в нашем направлении принято исторически очень большое внимание уделять преподаванию для взрослых людей, для начинающих. Я зачастую вижу как мои собственные ученики, ребята, которые у меня занимались 4-5 лет назад, теперь преподают в нашей студии. Или в какой-то другой студии. Я вижу, как они ведут занятия, и я искренне радуюсь. Они классные. Эти люди преподают лучше, чем когда я начинал, чем преподавали мои преподаватели. Лучше, чем я преподавал 10 лет назад. Да, конечно, у нас есть в клубе чемпионы. У нас есть чемпионы мира по дискофоксу. Потому, что существуют мировые организации. Ребята, которые в этом году стали чемпионами мира по хастлу и дискофоксу работают у нас. У нас работает, вот мы смотрели с Дмитрием Юрьевичем пары, девушка, которая танцевала в паре. Которая как раз Дмитрию Юрьевичу понравилась, она чемпионка России этого года, тоже работает в нашей студии. Но, как я сказал, много сильных ребят, они распределены по всем клубам. В принципе, если человек сейчас идет заниматься хастлом, с большой долей вероятности он попадет на хороших тренеров и на сильных танцоров, которые знают свое дело и могут человека чему-то полезному научить.

Сергей Ивановский. Собственно, у нас в Питере примерно такая же ситуация. Потому, что у нас тоже есть клубы, где есть чемпионы России. Но часто люди не могут попасть к чемпионам России, они попадают к танцорам уровнем чуть пониже. Но, тем не менее, они остаются, доходят куда-то дальше. Вопрос о форматах. Мы когда смотрели ролики, мы заявили, что у нас есть формат конкурсный и формат “Jack and Jill”. Давай подробнее расскажем зрителям, что такое конкурсный формат, что такое формат “Jack and Jill” именно в хастле. И почему формат “Jack and Jill” близок к “Social”, это, как бы, “Social” с примесью конкурса. Какие особенности у нас в этом есть?

Александр Милованов. На самом деле все достаточно просто. Люди когда выступают на соревнованиях по парному танцу, они могут либо готовиться в свое паре. То есть, изначально готовить какую-нибудь композицию, построенную от начала до конца. И с этой готовой композицией они выходят на соревнования. И соревнуются с другими парами в таких же условиях. Либо люди выходят на соревнования в номинации, которая у нас называется “Jack and Jill”, и там в каждом туре партнеров и партнерш случайным образом перемешивают. В этой номинации люди в большей степени проявляют свои навыки по управлению, по ведению. По управлению другой партнершей. По умению слушать другого партнера. По тому, насколько одинаково люди чувствуют музыку, насколько они ее знают. Насколько они могут обыграть акценты. Это скорее номинация не про то, кто сложнее станцует хореографию, сделает больше трюков или больше поворотов. Это номинация про то, насколько классно люди могут адаптироваться друг к другу. Она, конечно, ближе к “Social” потому, что больше похоже на то, что происходит на наших вечеринках. Да и на всех вечеринках по танцам, которые можно отнести к социальному направлению. То есть, у тебя в руках появилась незнакомая партнерша, которой нужно управлять. И тебе нужно сделать что-то классное, чтобы это было музыкально, всем понравилось. И вам обоим было комфортно. Вот это и есть две наши основные номинации. Классическая, где танцуют в своих парах. И номинация “Jack and Jill”.

Конечно в последнее время “Jack and Jill” развивается активнее, у нее есть ряд преимуществ, одно из них лежит на поверхности. Чтобы участвовать в соревнованиях, чтобы к ним готовиться, тебе не нужен постоянный партнер. Потому, что многие люди, в силу разных обстоятельств, не могут себе позволить заниматься с постоянным партнером. Время, ресурсы, иногда место занятий может отличаться. Конечно у нас взрослая аудитория, у всех свой график рабочий. У всех свои возможности. Поэтому в номинации “Jack and Jill” ты можешь участвовать, тратя на подготовку такое время и ресурсы, которые тебе доступны. В последние годы эта номинация начинает доминировать. На последнем нашем крупном турнире, чемпионате России, проходившем пару недель назад, участников в номинации “Jack and Jill” было в несколько раз больше, чем в классических номинациях. Но конечно с точки зрения зрелищности, когда ты присутствуешь на турнире, смотришь турнир, классические номинации создают больший “вау-эффект”. Там люди могут с подготовленной хореографией показать намного больше сложных вещей. Ну, это как в фигурном катании или спортивных бальных танцах. В “Jack and Jill” конечно хореография, сложность вещей проще. Но те люди, которые хотя бы немножко позанимались этим направлением, они представляют насколько это круто, когда люди так согласуют свои действия в паре. Поэтому зрелищность в “Jack and Jill” тоже конечно есть.

Сергей Ивановский. Вот что меня привлекает в “Jack and Jill”, на что я обратил внимание, за последние несколько лет очень сильно стала проявляться такая вещь, как... Ну, не актерская игра, а то, что называется “фишки”. Когда люди могут каким-то образом себя проявить нестандартно. Пошутить, подмигнуть, что-то сделать. Какое-то шоу появляется. С моей точки зрения это шоу на паркете, неподготовленное заранее, оно всегда и создает эти “вау-эффекты”, как альтернатива конкурсному танцу.

Александр Милованов. Конечно. Когда у тебя танцует пара опытных, подготовленных танцоров, каждый из которых занимается этим направлением 6-10 лет. Просто танцевать те вещи, которые люди могут воспроизвести на ведении для них достаточно легко. И они начинают искать в музыке какие-то новые решения, иногда выходят с заготовленными шоу-решениями. Иногда они рождаются на месте. Это естественный процесс. Техника, умение владеть своим телом, умение управлять партнершей у этих людей находится на очень высоком уровне. Поэтому остается время придумать что-то классное, сымпровизировать. Да, это действительно срывает аплодисменты. Такие ролики набирают кучу “лайков” в интернете.

Сергей Ивановский. А вот как ученики ваши дальше двигаются? Идут в группы, на самоподготовки, на индивидуальные уроки?

Александр Милованов. Ты имеешь в виду, как в принципе построен процесс обучения?

Сергей Ивановский. Да.

Александр Милованов. На самом деле все достаточно тривиально. Как правило, во всех студиях существует такая тема, которая называется “открытый урок”. Они, как правило, стоят либо какие-то символические деньги, там, 100 рублей, либо вообще бесплатно. На эти занятия приходят люди с улицы, чтобы посмотреть, что это за танец, посмотреть на преподавателя, насколько им понятно, не понятно то, что до них доносят. Посмотреть на саму студию, на помещение. После этого люди занимаются в нескольких потоках. Как правило, у нас есть свои жаргонные термины: “начинающая группа”, “продолжающая группа”. Ну, и там уже, в зависимости от студии, они имеют какие-то следующие названия. Прозанимавшись примерно полгода, кто-то из людей понимает, что они получили в необходимом объеме те навыки, которые им нужны. Они просто остаются и продолжают танцевать на вечеринках, которые они начали посещать с третьей-четвертой недели обучения. А кому-то из людей становятся интересны конкурсы. Они понимают, что они нашли для себя что-то новое в этом танце. Им нравится разбираться глубже в тех вещах, которые им дают. Нравится чувствовать, как они ощущают свое тело. Что тело может создавать какие-то действия, выражаться под музыку само. И эти люди остаются в конкурсной системе, начинают тренироваться, готовиться к соревнованиям. Кто-то в паре, кто-то в “Jack and Jill”. Обычно так это и происходит.

Сергей Ивановский. Давай тогда перейдем к такой острой теме, про мужиков, про пидерство и прочее. То есть, ты говоришь: “Чувствовать свое тело”. А сейчас какой-нибудь человек перед монитором скажет: “Что значит чувствовать свое тело, что за херня вообще?”

Александр Милованов. Обязательно кто-нибудь найдется. Честно говоря я привычен, ну, не к такой постановке вопроса применительно к танцам, но что такое мнение существует. Где-то среди обывателей бытует, назовем это так. Мне всегда это было не совсем понятно. Потому, что если глубоко копать, мне кажется, что танцы, это один из самых древних элементов человеческой культуры. Начиная от первобытных обществ, где люди плясали вокруг костра. Это было связано с совершенно разными целями, кто-то дождь вызывал, кто-то урожай. Танцы существовали в средние века. Они существовали в дореволюционной России. Я не особенно глубокий специалист по этому вопросу, но, тем не менее, мне кажется, что вся эта субкультура, связанная с балами, с офицерами, которые приходили на эти балы, с дамами, с бальным этикетом, с гомосексуальностью это не имеет никакой связи. Это была настолько мужская тема... Образ офицера, который пришел на бал в мундире, в сапогах и танцует с дамой вальс. Это настолько далеко от, прости, пидерства, насколько может быть только далеко. Конечно, сами танцы немного видоизменились, они бывают разные. Вальс, который я упомянул, наверное, имеет меньше характерно выраженных действий в теле у партнера, чем танцы, которые мы танцуем, хастл или сальса. Там чуть сильнее работает тело у партнера. Можно взять латиноамериканские танцы. Там предполагается, что тело двигается еще сильнее. Но на определенном этапе человеку необходимо научиться ощущать свое тело. Связано это с тем, что все танцы развиваются. Когда у тебя появляются люди, которые танцуют много лет, им становится скучно просто “деревянно” двигаться. Они ощущают какую-то степень свободы, пытаются куда-то реализовать эту степень свободы. Поэтому, мне кажется, умение ощущать свое тело и гомосексуальность не связаны никак. Это такая же тема, как йога или каратэ. Попробуйте человеку, который занимается боевыми искусствами сказать, что то, что он правильно ощущает свое тело связано с гомосексуальностью. Я бы не стал такого говорить. Это может быть чревато.

Сергей Ивановский. Ну, вот вчера у нас приходил Федор Недотко, он рассказывал о латиноамериканских танцах. Когда рабов привозили в Америку, он рассказывал, что они свои ритуальные танцы и танцевали. Как раз смешение культур привело к тому, что мы сейчас имеем какие-то виды сальсы. Но это, вроде, было совсем недавно. Эти ритуальные танцы были 150-200 лет назад. То есть, это не тысячу лет назад. Это достаточно близко. Поэтому, может быть, мы своего рода тоже ритуальные танцы танцуем.

Александр Милованов. Я впервые задумался, что хастл может быть ритуальным танцем. Если честно.

Сергей Ивановский. Есть такое понятие, “мифологическое сознание”. Мифологемы и прочее. Я вот интересовался немножко темой. Мы очень часто используем какие-то фразы или мы думаем каким-то образом. Наши, по сути, действия то же часто ритуальны. Обязательно должен стоять стакан воды, например, здесь. “Для чего?” - Мы зададим вопрос Дементию или Дмитрию Юрьевичу. Может ответят, может нет. Но какие-то ритуалы мы постоянно используем. При выходе на паркете вы делаем постоянный поклон. Что это такое? Ну, это, наверное, такой ритуал. Поэтому хастл ритуальный танец, все нормально.

Александр Милованов. Да, у нас на самом деле такое количество ритуальных действий. Ты сейчас рассказывал, я задумался о том, какое количество вещей мы делаем на автомате. Чистим обувь перед выходом на паркет. Даже если ты в резиновой обуви, даже если она чистая.

Сергей Ивановский. Проблемы тренерской деятельности давай затронем. Потому, что я тоже об этом говорил, но очень мало. Вот приходит человек без подготовки. Никогда ничем не занимался. И спортом не занимался. И у него еще и данных нет, как он считает, или как ты видишь. Что про это расскажешь из своего опыта?

Александр Милованов. На самом деле я не могу сказать, что очень много людей, которые приходят и считают себя бездарностью. Существует стереотип, что таких людей много в реальности - не очень. Я преподаю уже 10 лет в нашем клубе. И все 10 лет работаю достаточно активно. Веду группы чуть не каждый день. Не очень много таких людей, но, тем не менее, есть. Обычно такие люди начинают проявлять себя через 1-2 месяца занятий, когда начинают обращаться к тебе с вопросом: “Я, наверное, совсем деревянный. Мне кажется, что у меня ничего не получается”. Хотя на самом деле человек может при этом танцевать неплохо или быть из группы самым сильным танцором. Просто он настолько недооценивает себя. Понятно, что у всех склонность к танцам разная. У кого-то может быть небольшое, то, что мы называем “background” в детстве. Человек занимался какими-то танцами или другими видами спорта двигательными. Кто-то мог ничем не заниматься. Те люди, которые ничем не занимались и которым дается тяжело, они, как правило, свои результаты ценят намного выше. Как правило, из этих людей получаются пахари, которые добиваются очень больших результатов и успеха в хастле. Особых проблем в преподавательской деятельности нет. Как правило, в хастл приходят люди интеллигентные, с высшим образованием. У нас специфическая тусовка.

Сергей Ивановский. У нас аналогично в Питере. Я опросов очень много проводил. Самая популярная профессия, это программист того или иного разлива.

Александр Милованов. Дизайнеры, фотографы. Такая публика.

Сергей Ивановский. Я выделил это таким образом: человек, который вынужден по роду своей деятельности применять логическое мышление. Если он юрист, он логически раскладывает системы решения своего вопроса юридического. Аналогично с математическими задачами. Может, ты на это свой взгляд выскажешь?

Александр Милованов. Среди мужской аудитории, которая приходит, я, наверное, склонен с тобой согласиться. Среди женской аудитории многие приходят, можно сформулировать так, возобновить занятия танцами. Не секрет, что многие девчонки в детстве занимались танцами, куда их отдавали родители. Кто-то гимнастикой, фигурным катанием. Тоже близкие к танцам дисциплины. Кто-то буквально занимался бальными танцами. Когда человек учится в школе, в институте, часто бывают ситуации, что ему не хватает времени этим заниматься, ему не до этого. Но потом, устроившись на работу, к 25-26 годам, человек понимает, что появилось свободное время. Девушка вспоминает: “Как было классно, когда я танцевала. Попробую что-нибудь поискать, может, найду что-нибудь для себя”. Зачастую такие люди находят хастл и у нас приживаются. Достаточно много девушек с небольшим, но все-таки наличествующим танцевальным опытом в 1,5-2 года. Если более обобщенно говорить о тренерстве в хастле, то, как правило, работать с аудиторией легко. Я никогда с детской аудиторией не работал, только наблюдал со стороны. Мне кажется, что это намного сложнее, чем работать со взрослыми. Потому, что взрослые люди больше себе отдают отчет о том, что они делают, для чего они сюда пришли. Они готовы слушать тренера и воспринимать информацию, пытаться ее реализовать.

Бывают и в тренерстве всякие курьезные случаи. Я почему-то вспомнил один момент, который у меня был какое-то время назад. Иногда на группы по хастлу приходят люди парами. Чаще приходят люди по одному, но иногда парами. Иногда приходит пара, которая говорит: “Мы будем заниматься вдвоем. И мы меняться партнерами внутри группы не будем”. Сейчас зрители недоумевают, о чем я. Но поскольку у нас танец социальный, мы учимся взаимодействовать с партнершей. Как правило, во всех группах партнеров и партнерш постоянно меняют. Чтобы каждый мог потанцевать с каждым. Если не совпадает количество людей в группе, никто подолгу не стоял один и так далее. Это очень удобная система. Но если люди настаивают на том, что они будут заниматься вдвоем и ни с кем не будут меняться, мы этому не препятствуем. У меня была одна пара, достаточно возрастная, в которой спустя пять или шесть занятий... Они все время занимались вдвоем. На одном из занятий женщина в очередной раз оставляет партнера при себе, а он говорит: “Нет, я пойду поменяюсь”. Пара была возрастная, в группе много молодых девчонок. Это был очень забавный случай, я, конечно, постарался никак не подать вида.

Сергей Ивановский. Как женщина, в лице изменилась?

Александр Милованов. Ну, да. Мне кажется, она сделала для себя выводы. Что случилось после занятий, история умалчивает.

Сергей Ивановский. У нас тоже было такое, что неоднократно люди приходили парой и через сколько-то месяцев расходились. Ходили на группу, ссорились. Там пришло две пары. Обе пары были в паре, так сказать. Потом они поменялись, чтобы друг другу на нервы не действовать и не в ущерб занятиям.

Александр Милованов. Это уже свинговые танцы.

Сергей Ивановский. Имеется в виду, что все было про танцы. Потом эта пара, муж с женой, они разошлись. Это было достаточно давно. Но это тоже не секрет. И я бы не хотел скатываться в рекламу “приходите парами на танцы, все будет хорошо, вы психотерапию получите”. Вы получите реальную жизнь. Что у вас в жизни, то будет и на танцах. Давай поговорим про организационные моменты. У нас все-таки есть правила. Есть организация, в которой все мы состоим. Вы даете определенные рейтинги. Как эта система строится, и очень интересно, как происходит составление правил, созданием правил. Потому, что этого изначально не было. Как Федор рассказывал, что “Social” изначально была обычная дискотека, как у нас сейчас люди в клубах танцуют, танцуют, как умеют. Мы систематизировали. Не мы, вы скорее, я в этом не участвовал. У нас появляется нормированное поведение, нормированные фигуры. Нормированная форма одежды. Мы не можем в драной одежде какой-нибудь прийти на конкурс, там уже прецеденты были. Уровень открытости платьев. Очень важный аспект, очень забавный порой. Рассказывай.

Александр Милованов. Я бы начал с последнего. Наиболее актуальная для меня тема. Сергей прав, в правилах соревнований прописаны определенные этические нормы. У партнерши не должно быть слишком глубокого выреза в декольте. Не должно быть открытой линии бедер. Не должно быть имитации голого тела в элементах танцевального костюма. Но лично я, как человек совершенно однозначной сексуальной ориентации, я всегда очень лояльно отношусь к большому количеству вырезов на платье у партнерши. Поэтому конечно, в правилах у нас это написано...

Сергей Ивановский. Шортики опять же есть всякие, вот с таким кроем.

Александр Милованов. Я лично всегда своих учениц настраиваю на то, что лучше, чтобы ткани было меньше. У нас как-то так сложилось, что в большинстве мужики судят, процентов 70-80. Конечно, если они видят то, что им нравится, они волей-неволей перестают смотреть на технику. Иногда происходят забавные ситуации. Иногда ты можешь отловить ситуации на соревнованиях, когда судья следит за ритмичными движениями отдельных частей тела партнерши. Я думаю, что ничего другого в этот момент он не воспринимает.

Сергей Ивановский. Он проходит переаттестацию потом.

Александр Милованов. Соответственно, вот такая история. Это то, что касается твоего последнего вопроса. По поводу создания организации и правил, здесь все достаточно просто. До того, как мы создали нашу организацию в 2007 году, существовала предыдущая структура, которая существовала номинально. Проводились какие-то соревнования. Но все было ни шатко, ни валко, никому это не было нужно. Мы попытались там что-то реанимировать, переделать, привести в соответствие с текущими реалиями на тот момент, 2007 года. Но нас не услышали, не поняли, с нами работать не захотели. В какой-то момент мы поняли, что наших ресурсов достаточно, чтобы сделать все с нуля. Мы создали нашу организацию, которая называется АСХ, ассоциация спортивного хастла. По сути, нас было трое энтузиастов из разных танцевальных студий. Мы просто договорились друг с другом, что будем делать все сами. Придумаем свое. Будем проводить свои соревнования. Наши ученики будут соревноваться друг с другом, а мы их будем судить. Для того, чтобы это как-то заработало мы сели и за 1-2 часа на листочке накидали основные принципы, по которым мы это будем делать. Что будут судить, как. Какие у нас будут классы, чтобы людей поделить на группы. Чтобы самые опытные не танцевали с новичками. Так это все и зародилось.

Ну, и впоследствии, за следующие 10 лет, эти правила обрастали все новыми и новыми деталями. Потому, что ты не можешь предусмотреть все. Постоянно танец развивается, появляются новые решения, люди что-то делают, уточняются какие-то вещи. В итоге наши правила представляют собой такой достаточно объемистый том страниц в 50-60. И в них непосвященному человеку разобраться тяжело, новичку, который пришел в хастл. Но, как правило, этого от новичка и не требуется. У него есть педагог, который, скорее всего, в эту систему вовлечен, он ему все объяснит, что нужно делать. Правила эти формировались на основе того, с чем мы сталкивались в повседневной жизни. И в итоге от 3-4 страниц выросли до пятидесяти.

Сергей Ивановский. То есть, получается конкурс, какое-то событие происходит, требует решения, я не знаю, присуждения мест. Как эти места должны распределяться, какие-то ошибки. По сути, по прецедентной системе, да? Что-то случилось, решили, ввели дополнительно...

Александр Милованов. Термин “прецедентная система” очень ясно описывает то, что у нас происходит. Из последнего буквально. Я не знаю, насколько это будет понятно нашим зрителям. Была такая забавная ситуация, мы были вынуждены дописать правила в этом смысле. Когда последовательность выступления танцоров распределили по номерам, не учитывая, что на этот турнир наиболее слабые танцоры приезжали раньше. В итоге получилось, что наиболее слабые танцоры все выступали в одной и той же категории в начале, а наиболее сильные в конце. Конечно, это не дает адекватного сравнения, когда у тебя танцуют все слабые, а потом все наиболее сильные. Ты заранее знаешь, что все наиболее сильные танцоры у тебя в конце. Мы вынуждены были внести изменения и добавить строчку, что всех нужно перемешивать. Какая-то такая система.

Сергей Ивановский. Понятно. В завершении, что можно сказать? Можно сказать, что если вы живете в Москве, нужно идти в клуб “Движение”, конкретно к Александру. Я в свое время думал, что если бы я жил в Москве, я бы к Александру пошел заниматься. А если вы живете в Питере, вам нужно в хастл-клуб “Мегаполис”.

Александр Милованов. К Сергею Ивановскому, да. На самом деле, как я сказал вначале, мы с Сергеем обменялись взаимными комплиментами. В реальности, я уверен, что если вы придете практически в любой клуб, вы везде найдете сопоставимый и достаточно высокий уровень обучения.

Сергей Ивановский. И в Питере, и в Москве. Благо у нас сейчас действительно классные клубы по хастлу и в Питере, и в Москве. Нужно только “загуглить”. На этом все, всем спасибо.

Александр Милованов. Большое спасибо, всем привет.


06.03.15   113684 просмотра

04.10.15   112315 просмотров

В новостях

10.01.18 13:36 Александр Милованов про танец хастл, комментарии: 24


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк