Баир Иринчеев — зачем Финляндия помогала Гитлеру

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Баир Иринчеев | Разное | Каталог

24.05.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Баир, добрый день.

Баир Иринчеев. Добрый день.

Д.Ю. Про что сегодня?

Баир Иринчеев. Про Финляндию, как всегда. В основном мы говорили о Советско-Финляндской войне, 1939-1940. Но у нас в этом году 75 лет окончания войн между Советским Союзом и Финляндией в сентябре. Поэтому, наверное, имеет смысл поговорить почему после окончания Советско-Финляндской войны случилась еще одна война. Как развивались события. При этом будем говорить не только о военной составляющей, но и о дипломатии. У меня с собой томик Черчилля. И переписка между председателем совета министров СССР, то есть, Сталиным, и президентом США и премьер-министром Великобритании во время Великой Отечественной войны. 12 марта 1940 года в Москве был подписан Московский мирный договор. Вступил он в силу 13 марта 1940 года в 12 часов дня по Москве. То есть, Советско-Финляндская война закончилась строго по расписанию. Необходимо понимать, как менялось восприятие Московского мирного договора на протяжении тех, скоро 80, лет со времен окончания военного конфликта. В марте 1940 года это всеми рассматривалось как поражение Финляндии. Экстренные выпуски вышли в траурной рамке. Экстренные выпуски, где были озвучены условия мирного договора.

Д.Ю. Я, с твоего позволения добавлю. Кто не видел, настоятельно рекомендую посмотреть предыдущие ролики, где подробно рассказано о том, как пропагандистская машина Финляндии рассказывала о серии побед. Всех этих русских победили и вдруг газеты в траурной рамке.

Баир Иринчеев. В Хельсинки приспущены флаги. Интересно, что в Финляндии и в Советском Союзе этот мирный договор воспринимали абсолютно по-разному. Советский Союз считал, что закрыл все проблемы, существовавшие между Советским Союзом и Финляндией. Не получилось дипломатическим путем в октябре-ноябре 1939 года.

Д.Ю. Надо было просто отодвинуть границу?

Баир Иринчеев. Изначально на переговорах в октябре ставился вопрос о том, чтобы отодвинуть границу, предоставив Финляндии в качестве компенсации территории в Карелии, которые они сами хотели захватить в конце 1910-х, в начале 1920-х годов. Также Советский Союза просил сдать в аренду военно-морскую базу на полуострове Ханко. И заключить договор о дружбе и взаимопомощи. С точки зрения Советского Союза это было необходимо для обеспечения безопасности северо-западных рубежей. В частности города Ленинграда. Промышленность, крупный центр населения, колыбель трех революций, порт на Балтике. Город потерять никак нельзя. Все это происходит в октябре 1939 года, Вторая мировая уже началась. Советский Союз считал, что все, границу отодвинули, давайте дальше дружить. В Финляндии восприятие этого мирного договора было противоположным. Они сказали, что это мир позорный, вынужденный, что будет второй раунд. В современной финской историографии этот мир с 1940 по 1941 называется “перемирие”, “промежуточный мир”. Надо понимать, что на 1941 год сама мировая обстановка была совсем иная, нежели чем осенью 1939 года. Финны были полностью посвящены в план “Барбаросса”. Собственно они были частью плана “Барбаросса”. Одни бы они никогда не начали войну. Они знали, что нацистская Германия нападет на Советский Союз и с большим энтузиазмом решили в этом поучаствовать.

Д.Ю. Это, с моей точки зрения, не говорит о том, что финский народ, это свирепый агрессор, который только и ждет как бы на нас наброситься. Это элита финская, на тот момент глубоко нацистская.

Баир Иринчеев. Я бы не сказал, что там все были ярые нацисты. Но русофобских деятелей там в верхушке хватало. Это первой. Второе это то, что народ Финляндии посчитал, что с ними некрасиво обошлись, и было желание отомстить. Тем более, что теперь Финляндия воюет не одна. Мне кажется, что современная мировая ситуация показывает, что народу две-три недели нужное “вливается” в уши через СМИ. Это указывает на то, что человек пластичен в своих взглядах и их можно менять. В 1941 году финская армия перевооружилась. Они тоже усвоили уроки Советско-Финляндской войны. Финляндия предоставила Германии свои аэродромы, свои военно-морские базы. Финляндия предоставила немцам право транзита. В Лапландии встала очень мощная немецкая группировка. Швеция тоже дала право транзита.

Д.Ю. Нейтральная. “Нейтральная, но нацистов пропустим”.

Баир Иринчеев. Шведы очень боялись нацистского вторжения. Нейтралитет Швеции очень спорный. Но официально нейтральная. Необходимо отметить, что финское руководство прекрасно понимало, что будет вторжение в Советский Союз. Финны стали частью плана “Барбаросса”, намеревались отвоевать то, что было потеряно, ну, и построить “Великую Финляндию”, о которой они мечтали с 1918 года.

Д.Ю. До Урала?

Баир Иринчеев. Финские националисты про Урал говорили. Там за Урал на самом деле сильно заходит. Эстония является частью “Великой Финляндии”. Север Швеции.

Д.Ю. Исконно финские земли.

Баир Иринчеев. Это историческая миссия финской нации, как самой большой финно-угорской нации, всех собрать. Да, были горячие головы, но это скорее мечты, которые растаяли после 1943 года. Но в 1941, в 1942 году было много всякого, что звучит абсурдно. Финляндия - страна очень небольшая по населению. Сейчас 5,5 миллионов, а тогда было 3,5 миллиона. Совсем небольшая нация. Но они планировали построить сверхдержаву. Были мечты о колониях в Африке. Немцы пообещали Финляндии колонию в районе экватора. В 1941 году финская верхушка не могла себе представить, что Германия не уничтожит Советский Союз. Тем не менее, Финляндия не подписывала официально союзного договора с Германией. Необходимо было объяснить, зачем Финляндия вступает в эту авантюру. В 1944 году начали говорить, что авантюра. Они вполне были в парадигме нацистского “крестового похода против большевизма”. Это все было частью финской пропаганды. Надо было объяснить зачем ввязываются в войну потому, что предыдущая только что закончилась. Необходим был какой-то повод для того, чтобы страна снова оказалась в войне с Советский Союзом. И это притом, что военные приготовления были сделаны заранее. В мае финны слетали в Германию, немцы прилетали в Финляндию. В мае в Германию отправились финские добровольцы СС. 1400 финнов добровольно вступили в СС. И воевали в составе дивизии СС “Викинг”. У них был трудовой договор с “Ваффен-СС“, в котором было написано, что они могут воевать только на Восточном фронте. Второе. Контракт на два года. В 1943 году, когда ситуация поменялась, они договор не продлили, уехали обратно в Финляндию и влились в состав финской армии. Есть волшебное слово “Сталинград”. Самым сообразительным уже тогда стало понятно, что Германия проиграет. Но вернемся в 1941 год. Военные приготовления все сделаны. На территории Финляндии уже базируются немецкие войска. На аэродромах в южной Финляндии есть базы дозаправки немецких бомбардировщиков. Финские добровольцы уехали в Германию, принесли личную клятву Гитлеру как эсэсовцы.

Д.Ю. А вот украинские эсэсовцы тоже лично Гитлеру присягали?

Баир Иринчеев. Украинскими эсэсовцами я не занимался, поэтому комментировать не могу. Но я думаю, Александр Дюков может это прокомментировать. Если посмотреть на окраску финских военных самолетов на июнь 1941 года, они окрашены также, как немецкие самолеты. То есть, желтые носы, желтые полосы на фюзеляже, желтая оконечность крыльев. Система быстрого опознавания в бою. Если вы вспомните воспоминания наших ветеранов, они пишут о самолетах с желтыми носами.

Д.Ю. Только свастики синие были.

Баир Иринчеев. Да, свастики были другие. До 1944 года. Мобилизация объявлена 17 июня 1941 года. Армия разворачивается до штатов военного времени и разворачивается на границе с Советским Союзом.

Д.Ю. Это равносильно объявлению войны.

Баир Иринчеев. Очень близко. И из приграничных районов они эвакуируют население. Наше посольство в это время по-прежнему находится в Хельсинки. 21 июня на немецких самолетах на нашу территорию вылетает группа финского спецназа, чтобы взорвать шлюзы Беломорканала. Еще немцы не начали, но финны проводят диверсионные операции в советском тылу.

Д.Ю. Про это кино “А зори здесь тихие”?

Баир Иринчеев. Про одну из разведгрупп финских. Но после войны у нас с Финляндией начался другой период в отношениях. Поэтому из соображений политкорректности поменяли на немцев. Это одна из финских групп дальнего радиуса действия. Сейчас Сергей Геннадьевич Веригин будет книгу делать. Потому, что они заявили много побед себе. В реальности было все скромнее.

Д.Ю. Кому интересно, есть отдельные ролики про Петровский Ям.

Баир Иринчеев. Все время спрашивают: “Мне бабушка рассказывала, что финны вырезали весь госпиталь. Где это было?” На данный момент есть один зафиксированный, документально подтвержденный обеими сторонами случай, когда был уничтожен госпиталь. Это Петровский Ям. Февраль 1942 года. Эхо этого события мы слышим в рассказах ветеранов.

Д.Ю. Эти люди финские национальные герой фактически?

Баир Иринчеев. Советских людей отличает нетерпимость к несправедливости. Когда мы знаем, что справедливость не восторжествовала, это очень большой дискомфорт создает. Да, никто наказания не понес. У них есть отчет, а в конце отчета боевые эпизоды. Там есть описание как один финский сержант сел на пенек перед входом в горящее здание, перевел автомат на одиночный огонь... Не очередями убивал выбегающих оттуда людей, а одиночными выстрелами. Посмотрев в какой группе он был...

Д.Ю. Госпиталь подожгли с больными и выбегающих людей расстреливали?

Баир Иринчеев. Там пять объектов нападения. Этот сержант был в той группе, которая напала на госпиталь. Он расстреливал не просто выбегающих людей, он расстреливал выбегающих оттуда медсестер. Но самое интересное, что в 1944 году, когда СССР и Финляндия помирились, эти люди поняли, что к ним могут быть серьезные претензии со стороны СССР и многие “свалили” из страны. Кто-то уехал в Южную Америку, кто-то в Америку.

Д.Ю. Где тепло и радостно принимали всех нацистов.

Баир Иринчеев. Очень многие из этих финнов вернулись в Финляндию в 1960-е, в 1970-е. Когда поняли, что их никто не ищет. Но этот сержант не вернулся в Финляндию. Он умер во Флориде в 2004 году. Человек реально совершил военное преступление. Мы немного отвлеклись. 21 июня засылали диверсантов на немецких самолетах. Важно подчеркнуть, что не смотря на то, что Финляндия практически сразу заявила свою концепцию отдельной войны... Чтобы получать помощь военную и экономическую от Германии, но не ссориться с Великобританией и США. “Мы вынуждены воевать”. Это было неприятно для финнов, когда 22 июня в своей речи Гитлер упомянул Финляндию как союзника.

Д.Ю. Подонок.

Баир Иринчеев. Он дал длинный список стран, которые участвуют в “крестовом похоже против большевизма”. В этой речи Гитлер озвучил, что это превентивный удар, что СССР хотел напасть. Резун повторяет тезисы Гитлера, тезисы нацистской пропаганды 1941 года. Поэтому финнам пришлось сразу заявить, что у них отдельная война, что они не союзники Германии. Финны очень надеялись на то, что им удастся сохранить имидж страны. Но советская дипломатия в лице Сталина и Молотова действовала очень эффективно. Никакой международной изоляции СССР не получилось.

Д.Ю. Что-то мне это напоминает.

Баир Иринчеев. Сейчас просто война ведется другими методами. Черчилль, человек, который ненавидел большевизм, последовательный враг советской власти. Но в 1941 году... У нас об этом не любят говорить, но в 1940 году, после падения Франции, Великобритания, в общем-то, была единственная, кто остался стоять против нацистской Германии. Битву за Британию они одни вытянули. Воздушное наступление немцев на Великобританию с большим трудом отбили. Следующий важный момент, который происходит, это осень 1941 года. Финская армия перешла старую границу и оккупировала Петрозаводск. Но мы немного перескочили. Давайте вернемся в июнь 1941 года. 22 июня 1941 года нацистская Германия напала. Три дня Финляндия оставалась нейтральной. Надо понимать, что СССР был не заинтересован воевать с Финляндией. Потому, что и сейчас у нас с Финляндией протяженная граница, свыше 1000 километров. Это самая длинная граница страны Евросоюза. Главный враг, это нацистская Германия. Если у нас тут еще образуется фронт... Театр военных действий очень сложный. Конечно, СССР был категорически не заинтересован тратить ресурсы на фронт против Финляндии, но финская армия уже стояла на низком старте. Если посмотреть на то количество войск, которое было у финской армии, то финская группировка имела четко выраженный наступательный характер. У финнов было численное превосходство в 1941 году. Это то, чего многие сейчас не понимают. Потому, что все наши войска были против немцев. Это направление стратегически важное потому, что там у нас Мурманск, незамерзающий порт. У нас Кировская железная дорога там. Но главная угроза шла от немцев. Поэтому наших войск там на 1941 год было мало. 22 июня начинается нацистское вторжение. Финны начинают минирование советских территориальных вод в Финском заливе. Когда на Кронштадт вылетают немецкие бомбардировщики, их ведет капитан финских ВВС, он штурман. Задача была забросать магнитными минами Кронштадтский рейд. То же самое в Севастополе было. После этого налета они не развернулись, не полетели обратно в Кенигсберг. Они продолжили свой полет и сели на финских аэродромах. ПВО Кронштадта работали хорошо. 23 числа подбили немецкий бомбардировщик, он совершил вынужденную посадку в районе Ольгино. Экипаж остался жив, его взяли в плен, допросили и немцы рассказали, что базируются в Финляндии. Оказывается, есть возможность удара по Ленинграду с севера силами авиации. Что в этой ситуации делать Советскому Союзу? Был отдан приказ о нанесении удара по аэродромам в Финляндии, где базируются немецкие ВВС. Операция на третий день войны, 25 июня. Понятно, что полный хаос потому, что перестройка с мирных на военные рельсы занимает время. Данных разведки нет или они устаревшие. В результате не так уж много самолетов на земле уничтожили. Потеряли свои самолеты. Потери среди гражданского населения.

Д.Ю. Большие?

Баир Иринчеев. По-моему, 96 человек погибло. В приватной беседе один финский историк мне сказал: “Это был подарок, когда эти бомбы посыпались на Финляндию. Потому, что теперь есть прекрасный повод сказать, что: “На нас напали, мы жертва. Мы вынуждены объявить Советскому Союзу войну”. Сейчас это подается в виде распространенного мифа, что: “Финляндия не хотела воевать. Только Сталин напал на Финляндию 25 июня”. Все уже было готово заранее.

Д.Ю. Я давно заметил, что любое обвинение Сталина в чем бы то ни было, это всегда говорит о том, что мы имеем дело с какой-то лживой тварью.

Баир Иринчеев. Именно так. Необходимо сказать, что и в Финляндии не все были за объявление войны. Шведская народна партия в парламенте сказала: “Давайте не будем”. Тем не менее, 26 июня 1941 года Финляндия объявляет войну Советскому Союзу. В наступление финны переходят в июле. Операции проводят успешно. При этом несут большие потери. Все отмечают, что бойцы, командиры, политработники Красной армии не разбегались, сражались как могли. Но действительно финны были мотивированы отомстить, вернуть себе эти земли. Это раз. Второе. Была проведена хорошая информационная работа, что это: “Летняя война. Быстро разделаемся с Советским Союзом. Война будет две недели, и сейчас еще на сенокос успеете”. Воевала, в основном, деревня. Городские тоже были, но это больше офицеры. Поэтому они наступали эффективно. Наступательный порыв был хороший, операции спланированы прекрасно, артиллерия есть. Они выучили урок 1939 года. И к осени они выходят на старую границу, переходят ее. Не штурмуют Ленинград. Потому, что там и потери большие были. С моей точки зрения, Маннергейм считал, что не имеет смысла наступать на Ленинград с севера, он и так падет. Уличные бои финны не умели вести. Даже на Карельском перешейке они перешли линию старой границы 4 сентября. Уперлись в Карельский укрепленный район и дальше не пошли. Они спокойно пересекли границу, 1 октября взяли Петрозаводск. Взяли Олонец, вышли на Свирь, форсировали Свирь, взяли Подпорожье. Зашли на южном берегу Онежского озера на территорию нынешней Вологодской области. Только там их с трудом остановили. В деревне Ошта. Оштинский рубеж. Там останавливали не немцев. Там останавливали финнов. На северном берегу Онежского озера они захватили Медвежьегорск. Дошли до Беломорканала, его форсировали. И наши с большим трудом их выгнали обратно. Они на несколько сотен километров пересекли границу 1920 года и стали ждать победы Германии.

Д.Ю. Кто не читал, есть книжка “Неизвестный солдат” известного финского автора Вяйне Линна. Ознакомиться с настроениями. Как ловко наступали, как грустно отступали.

Баир Иринчеев. Линна написал художественное произведение. Там смена настроений хорошо отражена. После Сталинграда всем все стало более-менее понятно.

Д.Ю. Вот теперь по домам.

Баир Иринчеев. Да. Только некоторые не в живом виде. Все эти идеи “великой Финляндии” оплатили простые люди своей жизнью, своей кровью. Наконец-то мы подходим к Черчиллю. С моей точки зрения необходимо подчеркнуть железную волю Сталина. Не смотря на то, что на дворе осень 1941 года, началась операция “Тайфун”, Ленинград в блокаде, немцы только что окружили наших под Вязьмой, под Брянском... Не смотря ни на что Сталин “сохраняет хорошую мину при плохой игре“. 7 ноября 1941 года, парад на Красной площади. Тут от Черчилля поздравлений с Днем революции нет. Но здесь в своем послании Черчилль пишет... Тут с самого начала начинается тонкий “троллинг”:


“Получено 7 ноября 1941 года. Личное послание от премьер-министра Черчилля премьеру Сталину. Чтобы внести в дела ясность и составить планы на будущее, я готов командировать генерала Уэйвелла, главнокомандующего в Индии, Персии и Ираке, для встречи с Вами в Москве, Куйбышеве, Тифлисе или в любом другом месте, где Вы будете находиться. Мы сообщали Вам в моем послании от 6 сентября, что мы готовы объявить войну Финляндии. Прошу Вас, однако, обсудить, будет ли действительно целесообразно объявление Великобританией войны Финляндии, Венгрии и Румынии в настоящий момент. Это было бы лишь формальностью, ибо наша широкая блокада уже действует против них. Мои соображения говорят против этого потому, что, во-первых, у Финляндии много друзей в Соединенных Штатах, и было бы более благоразумным принять во внимание этот факт. Во-вторых, что касается Румынии и Венгрии, то эти страны полны наших друзей; Гитлер подавил их и воспользовался ими как слепым орудием”.


“Личное послание премьера Сталина премьеру Черчиллю. Ваше послание я получил 7 ноября. Я согласен с Вами, что нужно внести ясность, которой сейчас не существует во взаимоотношениях между СССР и Великобританией. Эта неясность есть следствие двух обстоятельств: первое — не существует определенной договоренности между нашими странами о целях войны и о планах организации дела мира после войны; и второе — не существует договора между СССР и Великобританией о военной взаимопомощи в Европе против Гитлера. Пока не будет договоренности по этим двум главным вопросам, не только не будет ясности в англосоветских взаимоотношениях, но, если говорить совершенно откровенно, не обеспечено и взаимное доверие. Конечно, имеющаяся договоренность по вопросу о военном снабжении Советского Союза имеет большое положительное значение, но это не решает дела и далеко не исчерпывает вопроса о взаимоотношениях между нашими странами. Если генерал Уэйвелл и генерал Пэйджет, о которых говорится в Вашем послании, приедут в Москву для заключения соглашений по указанным основным вопросам, то, разумеется, я готов с ними встретиться и рассмотреть эти вопросы. Если же миссия названных генералов ограничивается делом информации и рассмотрения второстепенных вопросов, то я не вижу необходимости отрывать генералов от их дел и сам не смогу выделить время для таких бесед”.


Сталин четко дает понять, что никуда не уедет. Как он держит удар, как он себя ведет в ситуации, когда немецкие газеты трубят: “Мы через неделю будем в Москве”.


“Относительно объявления войны Финляндии, Венгрии и Румынии со стороны Великобритании создалось, мне кажется, нетерпимое положение. Советское Правительство поставило этот вопрос перед Правительством Великобритании в секретном дипломатическом порядке. Неожиданно для СССР весь этот вопрос, начиная от обращения Советского Правительства к Правительству Великобритании вплоть до рассмотрения этого вопроса Правительством США, вынесен в печать и обсуждается в печати, дружественной и вражеской, вкривь и вкось. И после всего этого Правительство Великобритании заявляет о своем отрицательном отношении к нашему предложению. Для чего все это делается? Неужели для того, чтобы демонстрировать разлад между СССР и Великобританией?”


Д.Ю. Толково.

Баир Иринчеев. То есть, таким образом, Сталин, не смотря на тяжелейшее положение на фронте, говорит: “Мы союзники? Союзники. Мы воюем против Финляндии? Воюем. А вы почему не объявили им войну до сих пор?” В такой ситуации Сталин все равно продавливает свою точку зрения. Он очень грамотно выстраивает дипломатическую игру. Он как гроссмейстер выступает. Он против Черчилля на равных. И в подарок на День независимости Финляндии 6 декабря 1941 года Великобритания объявляет войну Финляндии. Для финнов это был серьезный удар. Они пытались говорить: “Нет, мы хорошие. Мы же не против Великобритании, мы не против США. СССР на нас напал...” Для финнов это было очень неприятно. Хотя прямых военных действий между вооруженными силами Великобритании и финской армией не было. Великобритания финнам показала, что: “Вы не на той стороне в этом конфликте”. Черчилль написал в письме Маннергейму: “Вы сели не в ту лодку”. Как-то нужно было это народу объяснить. Поэтому в финской печати появилась карикатура: Сталин с кнутом сидит на Черчилле и его погоняет. Финнам пришлось сказать, что это коварный Сталин Черчилля обманул. Необходимо понимать, что в 1944 году, когда все начали договариваться о мире... Это были не просто переговоры между СССР и Финляндией. Это были переговоры между СССР и Великобританией с одной стороны и Финляндией с другой. Эти условия договора, которые Советский Союз продиктовал Финляндии в сентябре 1944 года, это были не просто советские условия. Это были условия и Советского Союза, и Великобритании. Это дипломатическое давление Советского Союза через западных союзников на Финляндию, через Швецию, конечно, оно имело одну цель. Чтобы Финляндия вышла из войны, чтобы Финляндия была нейтральной и не дружила с нацистами. Интересный момент это то, что Швеция... Понятно, что она поддерживала Финляндию как младшего брата. Но если после Московского мирного договора шведы помогали финнам на строительстве линии Салпа, это новая линия укреплений на границе 1940 года... Швеция помогала строить эту линию укреплений. В конце 1941 года или в начале 1942 шведы посмотрели, что Финляндия делает и сказали: “Что-то не туда вы пошли”.

Д.Ю. “Мы думали, вы хорошие, а вы вон какие“.

Баир Иринчеев. И Швеция свернула эту помощь. Шведы, в основном, все уехали. Необходимо сказать, что другой характер войны с 1941 по 1944 год, в отличие от войны 1939-1940, также отразился на количестве шведских добровольцев. Если в 1939 году 8 тысяч человек записалось в добровольческий корпус, то в 1941 году был только один батальон, их было 500-600 человек. Этот батальон стоял на Ханко. Он принимал участие в боевых действиях. Когда наши с Ханко эвакуировались был парад этого батальона, парад принимал лично Маннергейм. Потому они уехали в Швецию. На 1942, 1943 год в Финляндии остается не больше 200 шведских добровольцев. Они говорили: “Мы защищаем свободу и независимость Финляндии”. Они в 1944 году попали в самое плохое место на фронте, это сражение при Тали-Ихантала. Там от них осталось совсем мало. О военной составляющей мы еще поговорим. Суть советских усилий, это не стереть Финляндию в порошок, не оккупировать ее, а просто вывести Финляндию из войны. На это очень сильно бьет советская фронтовая пропаганда: “Вы воюете не за интересы Финляндии. Вы воюете за интересы Германии. Вы проливаете кровь за Гитлера”. Но все это до 1943 года не имеет серьезного влияния на финнов. Потому, что элита страны прогерманская. На элиту страны прекрасно действует нацистская пропаганда, которая трубит об успехах. И только после ликвидации немецкой группировки в Сталинграде все меняется. Всем здравомыслящим людям стало понятно, что Советский Союз не будет уничтожен, что уничтожена будет нацистская Германия. Надо это принимать во внимание при планировании дальнейшей жизни своей страны. Во время войны 1941-1944 вся власть была сосредоточена не в руках парламента. Власть была сосредоточена в руках президента республики Рюти и Маннергейма. После Сталинграда разведотдел финского Генштаба подготовил аналитический доклад о положении дел на фронте. Было сказано, что: “Германия проиграет и давайте это учитывать при планировании всего того, что будет в дальнейшем“. Уже тогда Маннергейм сказал, что: “Надо нам подружиться с СССР и не дружить больше с нацистской Германией”. Как всегда у нас с финнами встал вопрос: “Где мы проведем границу? Выборг чей?”

Д.Ю. Известно чей.

Баир Иринчеев. “Карельский перешеек чей? Где проводим границу? На каких условиях мы расходимся и начинаем жить как нормальные соседи?“

Д.Ю. О, ужас. Оказалось, что условия будет диктовать победитель.

Баир Иринчеев. Да. И об этих условиях поговорили Рузвельт, Сталин и Черчилль на Тегеранской конференции. Я специально взял книгу Черчилля “Замыкая круг”. Тут он описывает Тегеранскую конференцию, которая собралась в конце ноября 1943 года. Это было впервые во время войны, когда три лидера держав собрались вместе. Как всегда бывает в истории, державы-победительницы собираются для того, чтобы поделить Европу. В декабре 1943 года было понятно, что антигитлеровская коалиция победит. Вопрос был только в том, как бы победить побыстрее, и что кому достается. Вспомнили о Финляндии. Черчилль говорит следующее: “Затем президент спросил Сталина готов ли он обсудить Финляндию. Может ли правительство США что-нибудь сделать, чтобы помочь вывести Финляндию из войны?”

Д.Ю. Которых туда, что характерно, никто не заводил, кроме них самих.

Баир Иринчеев. Да. Второе. Еще важный момент. Это то, что США не объявили войну Финляндии. Американцы вели свою игру, что они умеют, отстаивая свои интересы. Мы это видим и сейчас. Американцы были не готовы финнам объявлять войну. Они предлагали сделку, которая была выгодна для них и была не выгодна для Советского Союза. Советская логика, что “у нас есть военный союз” американцами парировалась следующим образом: “Мы воюем против Японии, а вы почему-то не воюете”. Но если для США объявление войны Финляндии был демонстративный шаг, то для СССР это значит воевать на два фронта. На Дальнем Востоке Квантунская армия, которая совсем не маленькая.

Д.Ю. Обычно у нас о Японии судят глядя на карту Советского Союза, где сбоку вот такая Япония. На самом деле к концу советской власти нас было 117 миллионов русских внутри Советского союза, а японцев столько же. А асфальтовых дорог в Японии больше, чем в Советском союзе. Огромное количество населения.

Баир Иринчеев. Сталин был человек дальновидный. Он видел, чем закончилась для Германии война на два фронта. Американцы вели свою игру. Им было бы очень интересно, чтобы мы им помогали на Дальнем Востоке. Это было им важно. У нас говорят: “Американцы вступили в войну только в июне 1944 года, когда все уже было понятно”. Да, в Европе именно Советский Союз вытянул войну. Но на Тихом океане вытянули американцы по большому счету. У наших сил там особо не было.

Д.Ю. Поэтому они и говорят всем, что главная битва Второй мировой, это битва при атолле Мидуэй.

Баир Иринчеев. Для них – да. Это же нормальная государственная пропаганда. Любая страна должна говорить, что: “Это мы вытянули. Весь мир должен быть нам благодарен за то, что мы всех спасли”. Это часть мифа “Почему мы вместе живем в одной стране”. Страна, это то, чем нужно гордиться. Американцы имеют прямую дипломатическую связь с Финляндией, в Хельсинки сидит их посол, он никуда не уезжал. Поэтому президент США говорит: “Что мы можем сделать, чтобы вывести Финляндию из войны?” Сталин отвечает: “Недавно шведский заместитель министра иностранных дел сказал мадам Коллонтай, что финны боятся намерений со стороны России превратить Финляндию в русскую провинцию. Советское правительство ответило, что у него нет никакого намерения превращать Финляндию в русскую провинцию, если только финны не вынудят его это сделать. Мадам Коллонтай было дано указание сказать финнам, что советское правительство не будет возражать против приезда в Москву финской делегации”. “Здесь в Тегеране Сталин только что получил содержание финского ответа. В этом ответе ничего не говорится о желании Финляндии порвать с Германией. В нем ставится вопрос о границах. Финны предлагают в качестве основы для обсуждения границы 1939 года. С некоторыми исправлениями в сторону Советского Союза. Сталин считал, что финны не стремятся к серьезным переговорам. Финны все еще надеются на победу Германии”. “Рузвельт спросил: “Имеет ли смысл, чтобы правительство США посоветовало финнам поехать в Москву?” Сталин ответил, что: “Они и так готовы поехать в Москву, но пользы не будет, если они поедут с их нынешней программой”. Черчилль говорит: “В дни первой Советско-Финской войны я сочувствовал Финляндии. Но стал против нее после того, как она вступила в войну против Советов. Россия должна обеспечить безопасность Ленинграда и подступов к нему. Однако народ Соединенного королевства был бы огорчен если бы финны были включены в состав СССР против их воли. Поэтому я был рад услышать то, что сказал маршал Сталин. Не думаю, что было бы полезно требовать контрибуции“.“Сталин сказал, что ему не нужны деньги, но финны в течение 5-8 лет вполне могли бы возместить причиненный России ущерб, снабжая ее бумагой, древесиной. Он считает, что финнам нужно преподать урок и он полон решимости получить компенсацию“. Речь зашла о компенсации ущерба, который финны нанесли Советскому Союзу.

Д.Ю. Правильно.

Баир Иринчеев. Дальше Черчилль продолжает: “Я сказал, что ущерб, который причинили финны своим неуместным нападением на Россию, значительно превышает то, что может поставить такая бедная страна как Финляндия“.

Д.Ю. А о чем ты думал, когда нападал?

Баир Иринчеев. И Черчилль добавляет: “У меня в ушах звучит лозунг: “Никаких аннексий и контрибуций!” Черчилль начинает Сталина “троллить” Брестский миром. Егор Николаевич Яковлев очень подробно разбирал Брестский мир. Сталин шутку оценил. Сталин с широкой улыбкой ответил: “Я же сказал вам, что становлюсь консерватором”. Черчилль продолжает: “Затем я спросил, чего он хочет. Мне бы хотелось, чтобы к весне Швеция вступила в войну на нашей стороне, а Финляндия вышла из войны. Стали сказал, что это было бы хорошо”. Затем разговор перешел на территориальные детали. Сталин сказал: “О Выборге нечего и говорить”. Сталин четко сказал, что Выборг наш. Сталин сказал: “Если уступка Ханко вызывает трудности, я готов взамен взять Петсамо“. Раз в сто лет собираются победители и пирог делят. Три протокола есть этой конференции. Британский, американский и есть наш. Американский протокол: “Президент Рузвельт сказал, что по его информации финны были бы готовы отодвинуть границу далеко от Ленинграда, но надеялись оставить за собой Выборг. Маршал Сталин прервал его репликой, что это невозможно. После этого президент продолжил, сказав, что Ханко нужно демилитаризовать и превратить в пляж для купания”. В советской версии протокола вопрос о Выборге выкинут. Черчилль продолжает: “Я сказал, что англичане хотят, во-первых, чтобы Россия была довольна своими границами. Во-вторых, чтобы финны были свободными и независимыми. И жили настолько хорошо, как сумеют. Но мы не хотим оказывать давления на Россию. Сталин сказал, что союзники могут время от времени нажимать друг на друга, но пусть финны живут, как хотят. Все будет в порядке, если они возместят половину причиненного ими ущерба. Рузвельт спросил, принесет ли пользу поездка финнов в Москву, если они не привезут с собой конкретных предложений. Сталин сказал, что если финны не дадут заверения в том, что будет заключено соглашение, то эта поездка в Москву окажется на руку лишь Германии. То же самое можно сказать об агрессивных элементах в Финляндии, которые скажут, что русские в действительности не хотят мира. Я сказал, что это было бы ложью, и все мы громко заявили бы об этом. Сталин сказал: “Ладно. Пусть приезжают, если вы настаиваете”. Рузвельт заявил, что нынешние финские лидеры прогерманские. По мнению Сталина было бы лучше иметь других руководителей, но он не возражает даже против Рюти”.

Д.Ю. Приводи кого угодно.

Баир Иринчеев. Да. Черчилль продолжает: “Я выразил надежду, что маршал Сталин подойдет к вопросу о Финляндии с должным учетом возможности вступления Швеции в войну во время нашего наступления в мае. Сталин согласился, но сказал, что он не может отклониться от нескольких условий”. Здесь Сталин заявляет принципиальную позицию СССР в отношении мира с Финляндией. “Первое. Восстановление договора 1940 года. Второе. Ханко или Петсамо. Третье. Компенсация натурой до 50 процентов причиненного ущерба. Размеры можно обсудить позже. Четвертое. Разрыв с Германией. Пятое. Интернирование всех немцев. Шестое. Демобилизация“. Черчилль говорит: “Насчет компенсации я ответил, что ущерб причинить легко, но возместить его очень трудно. Для всякой страны плохо оказаться данником другой. Сталин сказал, что финнам может быть предоставлена возможность оплатить причиненный ущерб за 5-8 лет”. Черчилль говорит: “Опыт показывает, что возмещение в крупных масштабах не осуществимы”. “Сталин предложил оккупировать один из районов Финляндии, если финны не заплатят, но если они заплатят, русские уйдут оттуда в течение года”. Дальше Черчилль пытается отговорить Сталина требовать от финнов компенсации, он говорит следующее: “Я еще не избран советским комиссаром, но будь я им, я бы отсоветовал делать это. Есть более важные вещи, о которых следует подумать. Мы поддерживаем русских и готовы помогать им на каждом шагу, но мы должны подумать о майской битве. Президент Рузвельт сказал, что он готов поддержать все, что было сказано”. Он тоже против большой компенсации. У западных союзников возражения были только по поводу денег, как всегда.

Д.Ю. А почему так? Вы тут жгли, губили, ломали. На какие шиши это восстанавливать? Я, например, когда работал на советском заводе, у нас масса станков была немецких. 1938 года выпуска. Не есть ли это контрибуция за причиненный ущерб? А тут почему не надо?

Баир Иринчеев. Непонятно почему. Черчилль, наверное, действительно думал, что у финнов нет денег.

Д.Ю. Кого это волнует? На армию деньги были. Предлагается пилить деревья, делать бумагу. Чем они после войны и занимались.

Баир Иринчеев. На самом деле контрибуция была наложена и финны ее выплатили. Уважаемые зрители и слушатели, сейчас в интернете появился бред, что финны ничего не заплатили. Они все заплатили.

Д.Ю. Я бы заметил, что пока они платили контрибуции, они поняли какой рынок находится под боком. К власти в Финляндии после войны пришли вменяемые люди. Разгребли, и все прекрасно у них дальше было. На мой взгляд, редчайший пример здравомыслия руководства страны, которое все строило и делало правильно.

Баир Иринчеев. Действительно. Если посмотреть широко на линию, которую Сталин проводил в отношении Финляндии, с моей точки зрения, это попытки сделать Финляндию нейтральной, дружественной, вменяемой страной. Попытка в Советско-Финляндской войне сменить в Финляндии правительство на просоветское не получилась. Вся линия, это сделать финнов вменяемыми, нейтральными соседями. Финляндия до сих пор таковой остается. Американцы уже 30 лет их тащат в НАТО, постоянно капают на уши российской угрозой.

Д.Ю. У финнов есть опыт.

Баир Иринчеев. Он уже забыт, к сожалению. 75 лет прошло. Вернемся в конец 1943 года. Советский Союз сказал: “Наше принципиальное условие: граница 1940 года, разорвите отношения с нацистской Германией. Ну, и компенсация”. И армию уменьшить до армии нейтральной страны. В сентябре на переговорах с финнами Молотов сказал: “Мы не можем с вами каждые 10-15 лет воевать. Давайте уже мириться и дружить”. В Москву направляется делегация финнов. Встречаются старые знакомые. Потому, что главой делегации назначается Паасикиви, который в октябре 1939 года также встречался с Молотовым, со Сталиным. Также пытался договориться, чтобы не было Советско-Финляндской войны. Как они попали в Москву? Был дан коридор для самолета. Они перелетели через линию фронта на Карельском перешейке. Они прилетели в Москву и с порога Паасикиви говорит: “Я ничего не решаю. Я приехал вас послушать”. Молотов долго и терпеливо финнам разъяснял, пытался повлиять на них. Опять начались “качели”. Молотов говорит, что: “Одно из наших принципиальных условий, что вы разрываете отношения с нацистской Германией”. Паасикиви говорит: “Как мы их разорвем, если у них на севере 300 тысяч солдат? Что мы делать будем? Мы не справимся потому, что вся наша армия против вас на фронте”. Молотов говорит: “Мы поможем. Красная армия зайдет в Финляндию”. Паасикиви говорит: “Спасибо. Лучше не надо”. Долго общались. Молотов был очень тонкий переговорщик. Молотов на переговорах сказал так: “Вы чьи интересы представляете? Вы за свою страну или за немцев?” Паасикиви сказал: “Это даже хуже, чем нам Коллонтай прислала условия”. Молотов сказал: “Вы посмотрите, что на фронте творится. Вы на нас полезли с расчетом на то, что нацистская Германия победит, а она не победит. Поэтому примите это во внимание”. Финская делегация улетела обратно. В апреле через наше посольство в Стокгольме финны ответили отказом: “Не можем выполнить ваши условия”. Но эти события на дипломатическом фронте отразились на том, что происходило на военном фронте.

Д.Ю. А это секретно было?

Баир Иринчеев. Это было полусекретно, но в прессу это просочилось. Немцы встали на дыбы: “Как они в Москве оказались эти финны?” Это начало 1944 года. И блокада Ленинграда уже снята. И Курская битва закончилась. И союзники в Сицилии высадились. У немцев уже все хуже и хуже. Конечно немцы были очень недовольны.

Д.Ю. Вспоминается анекдот. Красная армия штурмует Берлин. Гитлер мечется по бункеру, выбегает в коридор. Навстречу Штирлиц идет: “Зиг хайль!” - “Максимыч, ты-то хоть не подкалывай”.

Баир Иринчеев. На военном фронте это сказалось следующим образом. Штеменко, начальник оперативного отдела нашего Генштаба описывает это так: “Около полуночи 14 февраля 1944 года Сталин приказал Генштабу передать командующему Ленинградским фронтом генералу Говорову, что необходимо овладеть городом Нарва не позднее 17 февраля. Сталин подчеркнул: “Этого требует обстановка как военная, так и политическая”.

Д.Ю. А зачем такая точность?

Баир Иринчеев. Если бы войска Ленинградского фронта не просто выгнали немцев в Эстонию, в Прибалтику, но еще сразу бы освободили Нарву и пошли бы на Таллинн, то это бы сильно сказалось на финнах. Снабжение у них шло в основном через Таллинн. Как сейчас паромы ходят между Хельсинки и Таллинном. Если бы Эстонская ССР была бы освобождена, то это радикально бы ухудшило положение Финляндии. И Сталин считал, что это заставит финнов согласиться на советские условия. Но, как мы знаем, Ленинградский фронт не смог в феврале 1944 года освободить Нарву. Освобождение Нарвы после тяжелейших боев, это только 26 июля 1944 года. Битва за Нарву, это не очень хорошо описанная история. Потому, что немцы держались очень крепко. Не нужно думать, что немцы на 1944 год это уже разбитая армия. Это высокопрофессиональная армия с современным оружием. Блокаду же у нас прорвали с пятой попытки, но прорвали же. Если задача поставлена, если это надо Советскому Союзу, то этого Советский Союз и Красная армия добивались. Здесь необходимо упомянуть налеты авиации дальнего действия на Хельсинки. Здесь тоже у нас интрига. Потому, что Финляндию нужно выводить из войны, нужно на них повлиять. Сталин обращается к маршалу Голованову. Почитайте мемуары Голованова. Голованов очень ценит и уважает Сталина. Могут ли удары авиации дальнего действия Финляндию вывести из войны? Голованов сказал: “Не вопрос”. В феврале 1944 года были нанесены бомбовые удары по столице Финляндии. И здесь много мифологии. Потому, что сейчас в Финляндии говорят о том, что: “Коварный восточный тиран приказал уничтожить столицу Финляндии. Ну, а раз не уничтожил, значит, мы победили”. Если посмотреть документы, то авиацией дальнего действия был сделан список целей, там не шла речь о ковровой бомбардировке. Наши военные летчики смотрели на то, что делают американские и британские военные летчики. Но здесь не было ковровой бомбардировки. Надо признать, что эффективность налетов была невысокая. Летали три раза по ночам. Были потери среди мирного населения.

Д.Ю. Как из такого самолета, без нынешних приборов? Сигналы с земли кто-то подавал?

Баир Иринчеев. Ничего такого не было. Нужно было рассчитывать штурману курс. Все это было вручную. Это сейчас с высокоточным оружием все это просто. А тогда это было непросто.

Д.Ю. Высокоточное оружие только когда наводчик на земле сидит и наводит. Вот тогда оно высокоточное. Это не пикирующие бомбардировщики?

Баир Иринчеев. Нет, с горизонтального полета. Сложно попасть. У финнов была достаточно эффективная система ПВО.

Д.Ю. Сколько наших сбили?

Баир Иринчеев. Не очень много. Есть замечательная история. Герой Советского Союза Василий Васильевич Решетников летал на Хельсинки в феврале 1944 года. Василий Васильевич создавал наши ТУ-160 после войны. Он создавал наши стратегические бомбардировщики после войны. В 1990-е Решетников приехал в Хельсинки. Он после войны был заместителем командующего ВВС Советского Союза. Встреча там и пришли финские ветераны-зенитчики. Сразу встал вопрос: “Как вам наш огонь?” Решетников: “Над Берлином бывало и покруче. Слабенько вы отработали”. Финны сначала обиделись, потом говорят: “Но вы же никуда не попали”. Решетников: “Вы никуда не попали, я никуда не попал. Наверное, это и хорошо”. Нет, попадания были. Голованов Сталину отрапортовал, что Хельсинки сгорел. Это не потому, что Голованов глупый, тупой. Дело в том, что в западном порту финской столицы, там был грузовой порт. Там была гигантская база стройматериалов. Там лежала куча сухого леса и туда наши влепили зажигательные бомбы. Зарево пожара было видно за 200 километров. Чуть ли не в Кронштадте было видно. Но в целом на центр столицы упало 8 процентов всех сброшенных бомб. Большого калибра бомб было не очень много. Попали в университет, в министерство обороны, в деревянный павильон княжны Юсуповой, в дом Тальберга. Попадания были, но не так фатально. Самое анекдотичное, что случайно попали в советское посольство, оно сгорело. После войны его разобрали. Сейчас там магистрат Хельсинки.

Д.Ю. А вот памятник, который там на круглой “блямбе“ стоят...

Баир Иринчеев. Он пробит осколками с тех налетов. В результате то, что Голованов Сталину пообещал, это не сработало. Голованову это аукнулось. К сожалению, мы не очень знаем, что там происходило. После этих налетов авиация дальнего действия была расформирована вообще. Ну, а Голованов, единственный маршал Советского Союза, который не получил звезду Героя Советского Союза. Злые языки говорят, что Сталин ему отомстил за то, что пообещал и не сделал.

Д.Ю. Слово “отомстил” в данном аспекте какое-то странное.

Баир Иринчеев. Наказал.

Д.Ю. Наказал, это когда что-нибудь отнял. Не дал, это ты не справился.

Баир Иринчеев. Голованов оказался в тени. Его отправили не на командную должность. В академию преподавать. 75 лет спустя: “Хорошо, что так получилось”. И так всю Европу разнесли, хоть Хельсинки остался. Но, не смотря на это, Голованов в мемуарах о Сталине отзывается очень уважительно. Если я правильно помню, Голованов Брежневу писал: “Почему вы о Сталине мало рассказываете? Он же был главнокомандующим”. Во время Брежнева было такое небольшое возвращение Сталина. Отец, Царство ему Небесное, рассказывал, что в хрущевское время вообще ни слова не было о Сталине. Когда отец случайно на чердаке нашел журнал, где на обложке был Сталин, отец сначала не понял кто это такой. Он жил в деревне в Сибири, там учился. Там одним из главных способов донесения культуры до народа было кино. Когда вышел какой-то фильм, где Сталин впервые появился на экране после большого перерыва, зал аплодировал, когда увидел Сталина на экране. Вот так развивались события между Финляндией и Советским Союзом. Я постарался описать, почему началась вторая война, какие цели преследовала Финляндия, разобрать мифы, что Финляндия не хотела воевать в 1941 году. Все военные приготовления и планы наступления были составлены заранее. Также попытался описать как развивалась ситуация с изменением обстановки на фронте. Сталин сыграл очень хорошо как дипломат, как глава государства. На Тегеранской конференции в декабре 1943 года мы видим, что в обсуждении того, что делать с Финляндией все были достаточно единодушны. Советские условия и Рузвельт, и Черчилль восприняли как здравые. Ну, и разговор зашел о деньгах. Имеет ли смысл наказывать Финляндию контрибуцией. В начале 1944 года финская делегация прилетала в Москву. Не смотря на то, что страны наши воевали. Молотов все подробно финнам объяснил. В апреле 1944 года финское правительство через советское посольство в Швеции говорит: “Нам очень жаль, но условия ваши принять мы не можем”. Тогда разрабатывается план Выборгско-Петрозаводской наступательной операции. Но не надо говорить, что: “Финны все тупые. Чего они не согласились?“ Представьте себе, что Финляндия в феврале 1944 года... Еще нет высадки союзников в Нормандии. Еще нет операции “Багратион”. Немцы изображают хорошую мину при плохой игре, говорят: “Сейчас будет чудо-оружие. Мы все равно победим”.

Д.Ю. А что у них было? Мега-пушки, реактивные самолеты?

Баир Иринчеев. В основном ФАУ-1, ФАУ-2. Что они смогут уничтожить этими ракетами Великобританию. И тем самым хотя бы Британию выведут из войны. Для нацистов было важно вбить клин между странами антигитлеровской коалиции. Необходимо сказать о Тегеранской конференции, что обсудили планы кампании на 1944 год. Летом 1944 года наша страна и наши тогдашние западные союзники выступили одновременно. Удары были нанесены и на Западном, и на Восточном фронте. На Западном фронте высадка в Нормандии. У нас сразу же начинается Выборгско-Петрозаводская наступательная операция. Потом начинается “Багратион”. Но вернемся к Финляндии. Представьте себе, что в 1941 году вы президент страны или главнокомандующий. В 1941 году вы в своих речах говорили: “Наконец-то мы построим великую Финляндию”. Потом все становится не очень хорошо. В феврале 1944 года вы должны сказать: “Извините, мы в 1941 году ошиблись. Поэтому Петрозаводск отдаем, Выборг отдаем”.

Д.Ю. “А эти гробы, которые домой едут... Так получилось“.

Баир Иринчеев. Да. 25 тысяч погибших. Какой политик может себе это позволить? Никакой. Это значит полная потеря лица. Как это резко поменять сторону в войне? Я не знаю, кто бы смог такое сделать в Финляндии в феврале 1944 года.

Д.Ю. А как же Карл Густав?

Баир Иринчеев. Мне кажется, он занимал выжидательную позицию. Мне кажется, что он думал: “Может быть как-нибудь пронесет. В Финскую войну как-то пронесло. Может быть, они не по нам ударят. Может быть, они по немцам сначала ударят. Мы новую линию обороны построили. Может быть, два месяца продержимся, а потом как-то договоримся”. Но в августе 1944 года, когда все битвы лета 1944 года заканчивались, стало понятно, что все совсем плохо. Тогда они пошли на перемирие. Но об этом в следующей лекции.

Д.Ю. Спасибо.

Баир Иринчеев. Спасибо. Вот такой рассказ о политических и дипломатических событиях между нашими странами с 1941 по 1944 год. Более подробно я буду рассказывать на “Цифровой истории” 18 мая 2019 года в Санкт-Петербурге. Добро пожаловать.

Д.Ю. Линки под роликом. Спасибо, Баир.

Баир Иринчеев. Спасибо, всего доброго.

Д.Ю. А на сегодня все.


В новостях

24.05.19 13:03 Баир Иринчеев — зачем Финляндия помогала Гитлеру, комментарии: 19


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

Zlostnkaz
отправлено 24.05.19 16:14 | ответить | цитировать # 1


Баир, спасибо за замечательный рассказ!
Но, кажется, Вы пока что ни в одном ролике не рассказывали (хотя собирались) про роль Советско-финской войны в подготовке ВОВ, т.е. про то, что якобы неудачные действия РККА в Финляндии 1930-40 стали поводом для Гитлера к вере в легкую победу над ней.


kam39
отправлено 24.05.19 22:14 | ответить | цитировать # 2


на памяти народа наткнулся на документы 89 СД посвящённые Зимней войне в том числе и с фотографиями, во время обсуждения на одном форуме мне заявили что эти документы противоречат приказу Министра обороны РФ от 8 мая 2007 года N181 и соответственно их не должно быть в общем доступе а значит они поддельные...
хотелось бы узнать мнение Д.Ю. (к которому великое почтение со времен Пентиум 2) и особенно мнение Баира Иринчеева (к которому отдельное спасибо за историю советско-финских отношений ) как специалиста по Зимней войне (документы находятся по поиску 23 гв. сд, либо просто по истории Н-кого полка (401 ЛАП, 426 СП и т.п) если нужно ссылка Архив: ЦАМО, Фонд: 1097, Опись: 0000001, Дело: 0005, на памяти народа лежат)..

в общем сам вопрос к Баиру много ли сейчас открытых документов по Зимней войне? и как он относится (если читал документы а именно Историю № стрелковой дивизии (она же 89 СД под командованием г-майора Скугарева)) к действиям этой дивизии?

P\S читая документы а именно историю этой дивизии увидел фото одного курсанта с фамилией Перелыгин, ради прикола отправил знакомому с такой же фамилией... оказалось что прадед знакомого погибший в 1941 под Ленинградом, и он об существовании этой фотки не знал...



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк